Без рубрики

II — Готов гербарий собирать на маминой могиле

Британский поэт Уильям Вордсворт в своё время написал блестящее четверостишье, описывающее особый вид учёных, о которых пойдёт речь дальше:

Блестящий ум, философ, врач,

Пытливей всех, кто жили,

Готов гербарий собирать

На маминой могиле.

С гербариями у этих учёных пусть и не задалось, зато могил они сотворили великое множество, речь пойдёт о настоящих монстрах в белых халатах — нацистских учёных и врачах-психиатрах. Обсуждение экспериментов Менгеле уже стали моветоном, потому что про них не писал разве только очень ленивый студент-первокурсник исторического факультета, а потому мы разберём другой случай — работу инфекциониста Герхарда Розе.

Важный учёный

Герхард Розе был настоящим учёным и даже после падения тысячелетнего Рейха и унизительной работы на фабрике по производству бутылок, его научные труды были оценены государственными наградами. Розе был примерным учёным — блестяще закончил медицинский, прошёл путь от аспиранта до вице-президента института и генерала врачебной службы, занимаясь как научной, так и практической деятельностью. Не менее примерным Розе был и нацистом — служил в отрядах Росбаха, работал на правительство Гоминьдан и вступает в НСДАП аж в 1930 году, за три года до «триумфа воли».

Не удивительно, что именно такому проверенному человеку были доверены важные для Рейха исследования. Одним из таких важных исследований была вакцина от малярии, разработать которую пытались аж с 1917 года. Розе вместе с другими учёными и врачами заразил 110 человек малярией, из которых непосредственно от болезни умерло 4 человек. В последствии всех оставшихся в живых после эксперимента тоже казнили, в рамках программы Т-4. Подобные опыты Розе ставил и над узниками в Дахау, но там погибших уже никто не считал.

Другой эксперимент Розе был идеальным с точки зрения дизайна исследования — одну группу узников концлагеря он привил от брюшного тифа, другую набрал из здоровых людей, не зараженных тифом. После вакцинации и разделения людей на группы Розе заразил всех участников эксперимента брюшным тифом и сравнивал смертность людей в этих группах, обрекая на смерть 250 узников Бухенвальда. Чуть позже в том же Бухенвальде он проведёт аналогичный эксперимент с цыганами, из двадцати шести заражённых умрут шестеро.

За свои преступления Розе предстанет перед судом, однако он так никогда и не признает себя виновным. В понимании нацистов он просто был учёным, который проводил опыты на животных, а не на людях, а потому наказывать его не за что. Нюрнбергский трибунал приговорит его к пожизненному заключению, которое потом будет заменено на 15 лет заключения и Герхард Розе проживёт долгую жизнь, умерев признанным учёным, пусть и с ужасным прошлым, в 1992 году в возрасте 95 лет.

Нарицательное имя доктора Рашера

Другой нацистский учёный стал прообразом типичного врача-нациста в Западной культуре и имя ему Зигмунд Рашер. Главным образом Рашер известен как учёный, проводивший опыты по «заморозке» живых людей и как садист, совавший людей в барокамеры. В целом это представление верно, но не представление Рашера как тупого садиста неверно. Зигмунд окончил медицинский, был прилежным учеником, изучавшим с известными немецкими онкологами рак и служил в СА (штурмовиках). Однако, как и многих врачей в то время, его тянуло в мистицизм, а потому он нашёл своё пристанище в нацистской секте Аненербе, из которой он сначала попал в СС, а потом уж в Люфтваффе. Руководителю СС нравился молодой врач, который пытался найти лекарство от рака с помощью оккультных практик, но ему крайне не нравилась одна деталь в биографии Рашера.

Зигмунд Рашер состоял в длительных отношениях с престарелой (по меркам театра) дивой Каролиной Диль, которая и свела его с Гиммлером. Разница между влюблёнными была в 16 лет и Гиммлер категорически не хотел давать разрешение на свадьбу, т.к. в его понимании Диль не сможет давать потомства. Чтобы задобрить своего шэфа и покровителя Рашер магическим образом за два года «создаёт» двух детей, а также посылает в концлагерь собственного отца, лишь бы продвинутся по службе и получить похвалу. Гиммлер был впечатлён верностью и упёртостью молодого СС-овца и дал добро на свадьбу и на серьёзные исследования, в том числе и в Люфтваффе.

Люфтваффе и руководство СС крайне нуждалось в исследованиях о влиянии давления и температур на лётчиков, которые могут быть сбиты за полярным кругом и погибнуть. Минимизировать потери среди немецких асов было не простой задачей, а потому Рашер подошёл к делу с выдумкой. Для начала он проводил опыты на заключённых в барокамере, создавая безумные перегрузки, а потом резко сбрасывая давление до нормальных цифр. В результате этих экспериментов в барокамерах погибло 80 человек, остальных участников расстреляли. После изучения давления, было решено перейти к изучению воздействия температур и заключённых либо опускали в ледяную воду, либо бросали на мороз, с целью узнать, сколько они проживут при крайне низких температурах. В опытах участвовало 300 заключённых, 90 из них скончались во время опытов, остальных ждала смертная казнь.

За свои преступления Рашер тоже престал перед судом, но, что удивительно, перед нацистским. Дело в том, что Гиммлер продолжал гадать, как же бывшая театральная дива в таком возрасте продолжает беременеть и давать потомство, в то время как Рашер обещал рассказать об всём шефу, после того как он совершит «открытие в гинекологии», которое объяснит плодовитость его жены. Время шло, а открытия так и не наблюдалось, а потому Гиммлер после допроса с пристрастием близких к врачу людей выяснил, что Диль никогда не была беременной, а «дети» Рашера оказались детьми заключённых. За обман своего шэфа, Зигмунда Рашера и его жену сослали в концлагеря. Каролина Диль попыталась сбежать и была повешена, а Рашера застрелили в Дахау, за день до освобождения лагеря.

Рассказывая историю Розе и Рашера, я рассказывал о фанатике и карьеристе, однако никто из них так и не смог переплюнуть истинного зверя, чьё имя мало известно, хотя достойно упоминания в любом рассказе о нацистах-врачах — речь пойдёт о Гансе-Иоахиме Беккере или «миллионере-Беккере».

«Великий дезинфектор»

Уже после того, как сама Германия и Австрия превратилась в руины, в 1945 году в замке, а по факту фабрике смерти, Хартхайм был обнаружен документ, в котором значились весьма интересные цифры и термины:

«До 1 сентября 1941 года было дезинфицировано лиц: 70273. <…> При средней дневной норме на содержание больного в немецких марках 3,5 следует, что: Что годовая экономия в нем.марках составила 88 543 980,00. Учитывая, что данное число больных могло бы прожить 10 лет, сэкономлено в нем.марках 885 439 800,00, то есть эта сумма, соответственно, была сохранена после дезинфекции 70 273 лиц, проведенной до 1 сентября 1941 года»

70 тысяч человек поменяли на 885 миллионов марок. Просто и без угрызений совести. Причём, сама по себе эта цифра взялась не из головы или из реального количества больных и лишних людей в Германии, а её рассчитали … по формуле. Добрые немецкие доктора и чиновники на совместном совещании 9 октября 1939 года просто вывели формулу — 1000:10:5:1, согласно которой из каждой тысячи людей десять нетрудоспособны, 5 из 10 нужно оказывать помощь, а одного — дезинфицировать. В Германии тогда жило 70 миллионов человек, картинка сложилась просто — каждого тысячного немца надо было убить ради экономии.

Причины для участия в убийстве каждого тысячного гражданина своей страны у простых немцев была проста — это крайне прибыльное занятие и тут на сцене появляется господин Ганс-Иоахим Беккер. Будучи директором одной из «клиник», он поставил «дезинфекцию» на поток, но с небольшими отличиями от своих коллег. Во-первых — Беккер поставил на поток обработку анкет «больных», ведь за одну анкету платили от 100 до 300 марок, что позволяло зарабатывать только на обработке данных. Во-вторых — после того как люди были «дезинфицированы» им больше были не нужны украшения, личные вещи и различные талоны, которые жадный директор присваивал себе. В-третьих — за содержание «больных» в клиниках платили родственники, но после смерти, поток денег прекращался, а потому Беккер сначала посылал счёт за «пациента», а уже после получения денег, высылал извещение о смерти.

Жадность и кровожадность Ганса привела к тому, что он заработал 14 миллионов марок, однако воспользоваться ими ему не удалось. Жадность снова подвела бывшего врача, после того как он положил на свой личный счёт такого огромное количество денег, за предприимчивым господином стали следить и вскоре поймали его на очередной мошеннической схеме. Свои кровавые деньги Беккер так никогда и не увидел, их забрала себе нацистская партия, а его самого сослала в концлагерь, где он и закончил своё жалкое существование.

Вместо итога

В немецком языке есть такое выражение — «Lebensunwertes Leben» или «жизнь, не стоящая того, чтобы жить», нетрудно догадаться, почему оно стало популярным в середине 30-х годов прошлого века. А сколько терминов в этот период придумали немцы — эвтаназия, убийство из жалости (Aktion Gnadentod), дезинфекция, сокращение и всё для того, чтобы скрыть простое слово убийство. Оно и понятно, лучше быть великим дезинфектором, чем великим (и то сомнительно) убийцей. Список имён убийц стоит начать, очевидно с главного дезинфектора, Адольфа Гитлера, но продолжить его стоит именно с тех, кто носил белый халат — личный врач Гитлера Карл Брандт и его заместитель Виктор Брак, руководитель программы Т-4 гауптштурмфюрер медицинской службы СС доктор психиатрии Вернер Хайде и его заместитель доктор Пауль Ниче, а также группа крайне уважаемых и известных (без шуток) на весь мир психиатров — Вернер Хайде, Карл Зенхен, Вернер Филлингер, Герман Пфаннмюллер, Пауль Ницше, Макс де Кринис, Карл Шнайдер, Эрнст Рюдин, Освальд Бумке, Ганс Бургер-Принц и многие другие, чьи имена история не сохранила.

Все эти люди (образованные, учёные, светила!) стремились не просто вступить в партию, а стать её элитой, не менее 40% всех немецких психиатров состояло в СС уже в 1933 году.  Перечисленные в статье и в этом заключении личности убили огромное количество людей. Удивительно то, что врачи, не скрывавшие свои нацистские взгляды и гордившиеся участием в программе Т-4 и в научных экспериментах, даже близко не испытали мук совести — они писали работы, зарабатывали деньги и были уважаемыми людьми, а в конце концов, фемида была очень мягка к убийцам и преступникам. Часть из них освободили по состоянию здоровья, бОльшую часть осужденных врачей освободили по амнистии уже в 1950-х (всего обвиняемых было 90 человек), а смерть настигла лишь немногих. Остальных же, словно и не касалась карающая рука фемиды — одним выплачивали пенсии, другие возглавляли кафедры, а часть из них и вовсе попали в министерство здравоохранения и прекрасно себя чувствовали.

Вместо громких слов и проклятий в сторону убийц, я лучше приведу два списка, которые обрисуют ситуацию лучше, чем любые слова и эмоции.

Список людей, виновных в убийствах и понёсших за это, так или иначе, наказание:

Виктор Брак — признан виновным в том, что принимал участие в военных преступлениях и признан виновным в преступлениях против человечности, повешен в 1948 году.

Филипп Булло и его жена — были пойманы при попытке бегства американскими войсками, были перевезены в концлагерь Дахау, где и покончили с собой 19 мая 1945 года.

Вернар Хайде — убежал после ареста в 1947 году, сменил имя и работал в качестве психиатра до 1961 года, когда его личность была раскрыта, покончил с собой в тюрьме в том же году.

Карл Брандт — не считал себя виновным и отказался от услуг адвоката, признан виновным в том, что принимал участие в военных преступлениях и признан виновным в преступлениях против человечности, повешен в 1948 году.

Пауль Ниче — руководитель медицинской части программы умерщвления Т-4. За участие в умерщвлении пациентов этих лечебниц в 1948 году был повешен.

Вернер Филлингер — продолжил карьеру в ФРГ соучредил Федеральное министерство Семьи и здоровья, в 1951 году стал сопредседателем World Federation for Mental Health, в 1952 он был избран президентом немецкой Ассоциации Детской Психиатрии, в 1954 стал главой кафедры в университете Филлипса Марбурга. Обвинён в связях с нацистами в 1961 году и покончил с собой.

Герман Пфаннмюллер — гордился собственной методикой по убийству детей, рапортовал в руководство СС о решении еврейского вопроса в психиатрии, получил 5 лет заключения в 1951 году.

Макс де Кринис — был медицинским экспертом программы Т-4, осознав, что война проиграна, 1 мая 1945 года вместе со всей семьёй покончил с собой.

Карл Шнайдер — был профессором Гейденбургского университета, одним из главных организаторов Т-4, был пойман американскими войсками при попытке бегства и в 1946 году, не дожидаясь суда, повесился в камере.

Командир 38‑го армейского корпуса генерал артиллерии Курт Герцог отрицал своё участие в геноциде и участии в Т-4 во время оккупации Новгорода, но в 1947 году был осужден на 20 лет Воркутлага, умер в Воркутлаге 8 мая 1948 года.

Участник программы Т-4 в Краснодаре Курт Кристманн избегал ареста вплоть до 1974 года, был осужден в ФРГ в 1980 году на 10 лет.

Не получили наказания (список можно продолжать бесконечно, т.к. рядовых участников массовых убийств часто освобождали от ответственности):

Освальд Бумке — участник программы Т-4, медицинский эксперт, был ректором Мюнхенского университета, в 1946 году был пойман союзниками, но в 1947 году был отпущен на свободу. Умер в 1950 году.

Ганс Бургер-Принц — участник программы Т-4, медицинский эксперт, был деканом Гамбургского медицинского института, был челном НСДАП с 1933 года, а также был членом НС-педагогического союза, НС-медицинского Союза и НС-преподавательского Союза, а также членом комиссии рейхсминистра по содействию немецкой письменности. В 1947 году был отпущен британцами, умер в 1976 году в Гамбурге.

Эрнст Рюдин  — не смотря на то, что был одним из фактических создателей и руководителей программы Т-4, а также получил личную благодарность от Адольфа Гитлера за успешное уничтожение людей, не предстал перед судом. Также, как и Карл Зенхен, который был медицинским экспертом при Т-4.

Командующий 17-ой армией Рихард Руоф под руководством которого в Краснодаре проводилась программа Т-4, не был привлечён к ответственности.