Очерк

Бомбисты


Бомбисты 

Бомбисты

В этой статье будет кратко рассказана история жизни и деятельности трёх разных бомбистов с разными и похожими судьбами одновременно. Один из них был гением, второй подавал все надежды, а третий, не получив желаемого, сдался и начал мстить. Речь пойдёт о Теодоре Качински, Франце Фуксе и Уолтере Лерое Муди младшем. Все они рассылали письма смерти, но по разным причинам, их методы, цели и желания отличались, но при это всем они несли смерть, разрушения и боль.

I — Технологический бум

Маленький гений

Теодор Качински был безусловным гением. Ещё в возрасте шести лет после теста на IQ, который показал, что мальчик набрал не менее 160 баллов, всем стало понятно, что Теда ждёт большое будущее. Однако, мама Теда не была столь же оптимистична – в последствии, она утверждала, что ребёнок, перенеся во младенчестве серьезную инфекцию, перестал улыбаться, проявлять эмоции и смотреть в глаза родителям. Потом это будут списывать на своеобразность поведения гения, и никто не будет придавать значения замкнутости мальчика. Будучи подростком Качински любил экспериментировать со взрывчаткой и со своими друзьями-нердами часто взрывал самодельные устройства, один раз они даже выбили стёкла в классе химии, однако ему всё сошло с рук. В 16 лет Тед поступает в Гарвард, минуя два класса школы, и попадает в одно из самых снобистских и агрессивных учебных заведений своего времени.

Причин для травли Качински у студентов было предостаточно: мальчик из небогатой семьи польского мигранта, самый юный среди сокурсников, да и к тому же не интересующийся девочками не имел никаких шансов против мажоров и самовлюблённых самодуров. Пока его однокурсники думали о студентках и особенных галстучных узлах, Тед занашивал до дыр две пары рубашек и брюк, запершись в комнате, зачитываясь учебниками. Именно такой студент, готовый взорваться с любой момент, был нужен психологу Генри Мюррею.

Генри Мюррей был спецом, поставившим себе задачу создать стрессоустойчивого шпиона, а потому психолог часто проводил стресс-тесты с целью выяснить, как далеко может зайти реакция загнанного в угол человека. Одним из участников эксперимента Мюррея и стал Качински. Теду и другим студентам сообщили, что они должны написать эссе о своих взглядах на жизнь, чтобы потом они предстали друг перед другом и отстаивали свои идеи. Качински уже тогда был человеком близким по духу к правым и зелёным одновременно и изложил в эссе свои взгляды и идеи, однако, как и других студентов, его просто обманули: он дискутировал не со студентом, а со специально подготовленным человеком, который должен был его методично и крайне оскорбительно публично унижать. Процесс унижения записывался на камеру, а к унижаемым были подключены электроды, передававшие данные о физиологической реакции на стресс исследователям.

Качински на всю жизнь запомнил унижения от психологов и испытывал к ним животную ненависть, в конечном счете он отомстит одному из них, покалечив его взрывом, но это будет потом. Несмотря на унижения и болезнь, перенесённую во младенчестве, Тед семимильными шагами шёл к профессиональному успеху. Он защитил диссертацию на тему, которую могли понять несколько десятков человек во всём мире, получил грант и в 25 лет стал самым молодым профессором в Беркли. Ультралевая среда в университетах того времени абсолютно не волновала Теда (не смотря на то, что на него постоянно поступали жалобы от студентов), он думал только том, чтобы заработать достаточно денег, чтобы наконец-то купить себе небольшой дом и навсегда остаться одному, без общества, что постоянно унижало его и мешало работать.

Проработав пару лет преподавателем, будущий Унабомбер сначала переезжает к родителям, а потом сам строит себе новый дом рядом с крошечным городком, в который не проводит никаких коммуникаций в надежде наконец побыть одному. Сначала он был счастлив. Никто не обижает Теда, не лезет к нему в душу, не пытается узнать, нравятся ли ему девочки или он «из этих», он живёт своей жизнью и занимается наукой. Но со временем идиллия рушится, и не по вине самого Теда. Над домом Качински постоянно летали самолёты и вертолёты, а шум мотоциклов и автомобилей мешал ему спать и вызывал приступы гнева. Однако последней каплей стало разрушение любимого места для уединения Теда – маленького плато с водопадом, где он любил проводить дни, когда ему особенно надоедало общество.

«Вы просто не можете вообразить, как я был расстроен. Это было тем моментом, когда я решил, что вместо того, чтобы пытаться приобрести дальнейшие дикие навыки, я буду работать над тем, чтобы отомстить системе. Месть», – Описываемые Качински события относятся к лету 1983 года и, по его словам, именно это событие стало главным катализатором рассылки смерти, но радикальный эколог лукавит. Взрывы начались раньше.

Сыграть в ящик

Первые два взрыва произошли в 1978 и 1979 годах в одном и том же месте – Северо-Западный университет в Иллинойсе. В одном случае пострадал полицейский, которому передали подозрительную посылку, в другом аспирант, который имел неосторожность подозрительную посылку открыть. В результате взрывов оба пострадавших получили несколько царапин и незначительные ожоги, в итоге дело приняли за мелкое хулиганство и до поры до времени не обратили внимание на серию взрывов.

Лишь после того, как на рейсе № 444 из Чикаго в Вашингтон авиакомпании American Airlines произошёл пожар (бомба в грузовом отсеке сработала, но лишь подожгла окружающие ящики) и 12 человек отравились продуктами горения, вспомнили похожие случаи. ФБР собрало все три дела о крайне подозрительных взрывах в единое целое и назвало его UNABOM (University and airline bomber), которое с помощью прессы в дальнейшем трансформировалось в Унабомбер. Первыми подозреваемыми стали бывшие студенты технических специальностей, сокращённые или уволенные из компании American Airlines или аэропортов.

В 1980 году президент авиакомпании American Airlines Перси Вуд получил особую посылку, ему прислали книгу «Ледяные Братья», внутри которой находилась бомба, которая впервые нанесла серьёзный урон цели. Вуд остался жив, получил сильные ожоги и был изрезан осколками. Этот взрыв укрепил мнение следователей в том, что они имеют дело со мстителем, которого обидела конкретная компания и конкретный руководитель, но в 1981 году в Университете Юты была обнаружена новая бомба, которая была вовремя обезврежена и не нанесла никому урона.

Уникальная особенность всех этих взрывов была в том, что бомбы были запакованы в дерево и превращались в поражающий элемент. Бедняга Перси Вуд стал идеальной мишенью для Унабомбера и всё из-за игры слов. Фамилия жертвы – Wood, место жительства жертвы – Lake Forest, книга, в которой была заложена бомба была издана издательством «Timber house», а сама посылка пришла с адреса Ravenswood street и была от Инока Фишера (т.е. Иисуса Христа). В конечном итоге Унабомбер оставит игру слов, а деревянные ящики найдут 16 адресатов, в 14-ти случаях бомба сработает и ранит 23 человека, троих убьёт. 

Что удивительно, после масштабной террористической кампании у ФБР не было ни-че-го кроме пространного фоторобота, на котором мог быть изображен кто угодно, а поимка террориста была одной из самых бесперспективных работ в ФБР. Одной из главных причин провала поисков Унабомбера стали ненавистные Качински психологи. Именно они сначала указывали на обиженного работника-мстителя, потом советовали искать взбесившегося мажора с технических факультетов, а под конец поисков начали утверждать, что террорист работает на литейном заводе. Другой важной причиной, по которой Теду так долго удавалось уходить от преследования, конечно, был его невероятный ум, благодаря которому он постоянно совершенствовал свои бомбы, добавлял в них различные запутывающие следствие детали и не оставлял в них никаких следов, по которым можно было его выследить.

Триумф зелёного очевиден. ФБР разводит руками, при этом тратя баснословные суммы на вечные проверки ложных доносов, безрезультатные поиски и создание очередного психологического портрета. Остановись Качински в 1995 году, вполне вероятно, он бы остался легендарным террористом, которого так и не поймали, однако в итоге бомбиста подвело то, что подводит и других убийц – тщеславие.

По ком звонит манифест?

После смерти Гилберта Мюррея (Тед в итоге отомстил однофамильцу) 24 апреля 1995 года ФБР всё ещё не вышло на след террориста, но он помог им сам. В день убийства Мюррея Унабомбер выходит на связь с ФБР и обещает навсегда завязать со взрывами, если его манифест, а точнее трактат, будет опубликован в большой газете или журнале. Сначала на предложение с радостью откликаются стервятники из журнала Penthouse, которые не так давно испоганили своим участием фильм «Калигула» и были рады любой возможности ещё раз скандально прославиться.

Тед Качински крайне резко отреагировал на вероятность публикации в порно-журнале и пообещал в случае публикации устроить взрыв, а потому было решено пойти на уступки террористу. Предотвращение теракта было второстепенным вопросом, главной задачей ФБР стал поиск Унабомбера через людей, которые узнали бы его по стилю письма и, что удивительно, план сработал.

19 сентября 1995 «The Washington Post» публикует трактат «Индустриальное общество и его будущее», мгновенно ставший легендарным и получившим название «Манифест Унабомбера». С одной стороны, эта была однозначная победа Качински: он получил аудиторию, заставил себя слушать и вынудил государство играть по его правилам. С другой, Тед сам заманил себя в ловушку из которой выбраться ему было не по силам. После публикации манифеста из 35 тысяч слов в нём улавливает знакомые ненавистные нотки жена Дэвида Качински, брата Унабомбера. Она узнаёт в трактате знакомые ей по письма Теда фразы «cool-headed logicians» и «you can’t eat your cake and have it too» и начинает бить тревогу. Сравнив стиль «манифеста» с остальными письмами, семья Качински сдаёт Унабомбера ФБР. 3 апреля 1996 ради Теодора Качински в крошечный городок Линкольн прибудет аж 100 сотрудников ФБР, которые без особых проблем арестуют бывшего математика и найдут хижину, забитую взрывчаткой.

На все вопросы отвечать всегда живой

Экотеррорист проиграл системе по всем пунктам. Технический прогресс даже не думал останавливаться, слушатели, которых он получил через газету, его же и предали, а травмировавшие на всю жизнь психологи и психиатры нанесли ему последнее оскорбление, признав его шизофреником. Ненавистная система дала ему двух адвокатов, которые, не посоветовавшись с ним, начали продвигать линию защиты, напиравшую на психическое нездоровье Качински. Унабомбер швырнул карандаш в своих адвокатов и сказал, что отныне он будет сам защищать свои интересы, чем вызвал ужас у ФБР.

В первый раз слово террористу дали для вполне конкретных целей, но в зале суда он получит возможность для пропаганды своих идей, а также будет делать всё, чтобы получить смертную казнь и обрести статус мученика. Этого было решено не допустить. Государство решило, что он получит 4 пожизненных срока и шизофрению в стадию ремиссии вместо суда, и упекло его в самую технологически совершенную тюрьму в качестве самого главного наказания для Унабомбера.

Сейчас Теду Качински 77 лет и он активно общается по переписке с любым желающим. Унабомбер даже прокомментировал сериал «Охота на Унабомбера», снятый Discovery, и назвал его выдумкой. Бомбист получил заслуженное наказание за три убийства, попытку взорвать самолёт и покушения на жизни многих людей, однако в деле остаётся ещё множество вопросов: Почему Унабомбер пропадал аж на шесть лет? Почему он сам отсчитывает начало своей деятельности с 1983 года? Был ли он один или ему помогали? Почему власти так боялись открытого суда? Многие другие детали вызывают вопросы и по сей день.

Дэвид Качински, сдавший своего брата, получил от государства один миллион долларов, который он спустил на фонд поддержки пострадавших и семей погибших от рук Унабомбера. Сейчас брат террориста работает исполнительным директором в фонде «Ньюйоркцы за альтернативу смертной казни» и проповедает буддизм. Братья виделись в последний раз во время следственных действий и перед намечавшимся судом. Тед не сказал ни Дэвиду, ни родной матери ни единого слова.

II — Взрыв из прошлого

Вам письмо

В декабре 1993 года в Австрии было всё спокойно. Предыдущее и нынешнее поколения миллион раз покаялось за нацизм, осудили немецкую агрессию, а страной правили социал-демократы. Размеренную жизнь австрийцев внезапно нарушила череда взрывов бомб, разосланных по почте. С 3 по 6 декабря в различных уголках Австрии прогремело четыре взрыва, пострадавшие: пастор Август Яниш, журналист Сильвана Мейкснер, бургомистр Вены Гельмут Цилк и юрист по банкротсву. Все они были тяжело ранены и чудом не погибли. Другие 5 бомб предназначались министру по делам женщин Иоганне Дональ, президенту Каритас (католическая благотворительность) Хельмуту Шуллеру, профессору университета Вольфгангу Гомбоксу и двум зелёным активистам, но в итоге были вовремя замечены и обезврежены. Сказать, что данная серия взрывов шокировала Австрию – это не сказать ничего, ведь внезапно им пришли письма из нацистского прошлого: целью бомбиста были иностранцы или сочувствующие беженцам известные люди.

Посылал эти письма из прошлого австриец Франц Фукс, который искренне ненавидел социалистов, исламских мигрантов и… словенцев. Как в дальнейшем выяснится, Фукс решил начать террористическую деятельность именно после открытия в городе Клагенфурт немецко-словенской школы, в которой преподавали на двух языках, и очередной победы социалистов на выборах. Человек, выросший на тихой Австрийской ферме в южной провинции, не мог поверить, что мир изменился, и теперь, не только ненавистные ему словенцы живут в Австрии, но и мигранты из других континентов, которые ищут лучшую жизнь в Европе.

Талантливый мальчик

Франц родился в семье фермеров на юге Австрии в 1949 году, когда следы войны и нацизма ещё не исчезли. Мальчик впитывал своё деревенское окружение, рос умным и порядочным, а потом родители потратились и отправили сына учится в частную школу в Лейбнице. Там он тоже проявил себя с хорошей стороны, особенно хорошо ему давалась математика и физика. Дотошный ученик Фукс с фанатизмом грыз гранит науки, за что над ним потешались другие ученики, не забыв припомнить ему деревенский диалект. Францу была уготовлена карьера хорошего технического специалиста, и он поступил в Грацкий университет имени Карла и Франца, где он готовился стать физиком-ядерщиком.

Грац – очень большой для Австрии город, а Грацкий университет и вовсе второй лучшее учебное заведение страны, а потому в нём училось огромное количество студентов, в том числе и иностранцев, что вызывало у Фукса дикое раздражение. Вторым моментом, повлиявшим на его дальнейшую судьбу, была бедность: не особо богатые фермеры не могли себе позволить часто посылать сыну деньги, а сам он был слишком увлечён учёбой, чтобы работать. Франц попытался получить увеличенную стипендию, но ему отказали, в том числе и потому, что университет платил хорошие стипендии иностранным студентам, а на своих уже не хватало. В голове у Фукса сложилась картина, что всю его жизнь портят проклятые иностранцы и государство социалистов, а потому он бросил учёбу и отправился на заработки в Германию. Сам он скажет, что бросил учёбу из-за женщины, что отказала ему, однако судебный психиатр Рейнхард Халлер после разговора с террористом заключил, что такой человек не способен встречаться с женщинами в принципе. Впрочем, свечку там никто не держал.

В Германии у юноши дела шли не лучше. Он устроился на автомобильный завод Volkswagen, но и там никто не оценил талантов австрийского деревенского парня, и он попытался искать своё счастье на автомобильном заводе Daimler-Benz. И там его ждал провал. Осознав, что дальше так продолжаться не может, он попытается открыть в Германии свой бизнес, но быстро прогорит и всё, что ему останется делать – с позором возвращаться домой.

Домашнее заключение

В 1976 году бывший студент вернулся в родительский дом. Родители были, мягко говоря, не довольны, что их сын остался без образования, так ещё и потратил кучу денег, пытаясь вести бизнес. Не находя себе места в родных землях и находясь под постоянным давлением родителей, Фукс попытался покончить с собой. Отец был в ярости и отправил своего сына в психиатрическую лечебницу, из которой самоубийца-неудачник выйдет спустя два месяца и снова вернётся домой, где на него снова будут давить родители. В 1977 году ему наконец удаётся получить работу через своего бывшего одноклассника и закрепиться на ней аж на 11 лет. За всё время работы инженером-строителем Франца опять же характеризовали как крайне скрупулёзного и дотошного перфекциониста, которому сложно уживаться с людьми.

В 1988 году даже бывший одноклассник устал терпеть Франца и уволил его. Во второй раз Фуксу пришлось вернуться в родной дом, но в этот раз он оставит все попытки исправить положение и, отгородившись от остального мира, будет жить в своей комнате, сидя на шее у родителей. Разозлённый своим провалом он искал оправдание и находил его в ненавистном канцлере-социалисте Враницком, и проклятых мигрантах, которые посмели открыть в его родной земле двуязычные школы.

Пять лет Фукс копил злобу, читал книги и учился собирать бомбы. Примерно в это же время приостанавливает свою деятельность Унабомбер, про которого Фукс много читал, а также в США начинает орудовать Уолтер Лерой Муди, чьи преступления также освещаются в СМИ. Поняв, что если правильным образом отправлять бомбы и вести затворническую жизнь, можно мстить всем своим «обидчикам», не опасаясь преследования, Фукс окончательно решает встать на путь мести и начинает свою войну.

Самоподрывные работы

С августа 1994 года по декабрь 1996-го Франц Фукс совершит ещё несколько терактов, разной степени успешности. Фактически, единственной успешной акции террориста было убийство с помощью бомбы-ловушки четырёх цыган. 4 февраля 1995 года Питер Саркози, Йозеф Саймон, братья Карл и Эрвин Хорват увидели плакат с надписью: «Цыгане, возвращайтесь в Индию!». Оскорблённые надписью цыгане попытались сорвать плакат и в этот момент произошёл взрыв, разорвавший людей на куски. Во всех остальных случаях Фукс ранил и калечил свои цели, не осталась без внимания Франца и ненавистная ему двуязычная школа в Клагенфурте, где нашедшему бомбу полицейскому оторвало взрывом обе руки. Террорист рассылал бомбы врачам, чиновникам, словенским изданиям, политикам и даже венгерскому агентству знакомств. Последнюю бомбу он уготовил для мачехи министра МВД Австрии, но бомба взорвалась лишь под внимательным надзором полиции и никому не навредила. Это был декабрь 1996 года и последний теракт Фукса, но не последний взрыв в его жизни.

Готовясь к очередной серии терактов Франц был уверен, что скоро за ним придут, а, следовательно, надо всегда быть готовым к появлению полицейских. Так ему приходит в голову идея, что если он заминирует себя, то его никто не сможет схватить и тогда он сможет стать мучеником, который не дался полиции и отстоял свои идеи. 2 октября 1997 года заминированный автомобиль Фукса остановила полиция для проверки документов. Решивший, что час «Х» настал Франц, не раздумывая, активировал взрывное устройство в надежде захватить в царство Аида ещё двух полицейских. Однако его подвела собственная бомба: ленивый и жадный Фукс сэкономил на комплектующих и в итоге оставил себя без двух рук, ранил двух полицейских, после чего было пойман и готовился предстать перед судом.

Последняя месть обществу

После поимки Франц носил протезы и вёл себя крайне вызывающе. Фактически он под любым предлогом пытался не допустить суда, а в первый день судебных разбирательств террорист стал выкрикивать нацистские лозунги и кричать «Да здравствует БОА!» (Баварская освободительная армия), за что он был изгнан со слушаний судьей. Все последующие попытки поговорить с Фуксом в зале суда также закончились провалом: он кричал и истерил, срывая процесс, а потому после нескольких попыток суд проходил уже без участия самого Франца. Линия защиты о том, что Франц стал марионеткой в руках могущественной террористической организации БОА, была отвергнута судом, который решил, что единственный член армии — это сам Фукс.

10 марта 1999 года австрийский бомбист был приговорён к пожизненному заключению и переведён в специализированную психиатрическую лечебницу. Франц всеми силами пытался сорвать суд и частично ему это удалось, но это не тянуло на серьёзную месть победившей его системе, а потому он решает прервать свою жизнь, освободив себя досрочно. 26 февраля 2000 года Фукс каким-то неведомым образом получает электробритву, после чего сняв протезы, вешается на ее шнуре. Как это удалось террористу и было ли это самоубийством, не ясно до сих пор.

Как и в случае с Унабомбером к делу Фукса остаётся много вопросов. Существовала ли БОА? Почему в доме террориста так и не нашли оборудования, с помощью которого он мог создавать бомбы? Писал ли Франц признательные письма или это фальсификация? Было ли самоубийство на самом деле? Да и австрийская полиция не горит желанием делиться с общественностью результатами расследования.

III — Месть, это блюдо, которое подают с порохом

Формально, Уолтер Лерой Муди начал раньше Унабомбера, но назвать его праотцом легендарного бомбиста никак нельзя. В отличие от Качински и Фукса у Муди не было никаких политических целей и убеждений, это был классический психопат, который мстит людям точечно. Также в дальнейшем Уолтер будет надеяться, что всего преступления спишут на Унабомбера, а он сам уйдёт от ответственности, но жестоко просчитается и понесёт самое суровое наказание из всех бомбистов, но обо всём по порядку.

Проблемный ученик

Уолтер Лерой Муди младший был самым старшим из трёх детей, выросших в небольшом городе Форт-Вэллей в южном штате Джорджия. Родился он в 1935 году и отличался от остальных детей только тем, что любил возиться с техникой (и то потому, что его отец был потомственным автомехаником) и тем, что он всегда сторонился людей. В 1953 году он вступил в ряды американских вооружённых сил, стал там подрывником и вплоть до 1961 года оставался в армии. Уйти Муди решил, так как хотел получить серьёзное образование и сперва его выбор пал на медицинские колледжи.

Он даже нашёл небольшой колледж, который он смог бы себе позволить, загорелся мечтой стать нейрохирургом, но его знание биологии и плохие отметки в школе закрыли ему дорогу. Расстроенный таким поворотом от судьбы, Уолтер плюёт на всё, идёт на юридические курсы и становится адвокатом. Муди-младший открывает маленькую адвокатскую контору, но жизнь готовит очередную подлянку. В 1967 году бывший подрывник не прошёл психиатрическую экспертизу и был обозначен как человек «скрывающие агрессивные и опасные мысли», а его психиатр и вовсе прогнозировал, что этот человек может нанести немало урона окружающему миру, но его никто не послушал.

Лишившись мечты о врачебной практике и даже юридической практики, Уолтер превратился в оголённый провод, который только ждал повода отомстить обществу за свои неудачи. Таковой повод подвернулся в 1972 году. Бомба была заготовлена для автодилера, который забрал машину Уолтера и 7 мая 1972 года она взорвалась, правда не в руках у бизнесмена, а на кухне самого бомбиста. Жена Муди взяла подозрительный пакет в руки и попытавшись открыть его, активировала взрывное устройство. Она чудом выжила, чтобы восстановиться ей пришлось пройти шести операций. Казалось бы, это печальный конец карьер подрывника-неудачника, но американский суд внезапно проявил невероятную доброту и даже не осудил его за изготовление бомбы. Уолтер Муди был осуждён за хранение взрывчатки и был приговорён к пяти годам заключения.  Уолтер так никогда и не признал себя виновным в том инциденте и валил всю ответственность на «криворукую жену», с которой он развёлся сразу после заключения.

Поймай меня, если сможешь

Американская система была добра к Муди и отпустила его спустя три года отсидки за примерное поведение в тюрьме, однако Уолтер больше не собирался быть хорошим парнем. Первое время он перебивался почтовым мошенничеством, создав липовую ассоциацию американских писателей, через которую вымогал деньги у молодых авторов. Иногда в день Муди получал по 150 писем с деньгами со всех концов страны, что не могло не вызвать подозрений у почтовой службы. Когда афера раскрылась, почтовые служащие обвинили Муди в мошенничестве и потребовали привлечь его к уголовной ответственности, но окружной прокурор отказался заводить дело и в 1983 году Муди даже будет судится с почтой, считая себя невиновным. 

В 1982 году (параллельно с почтовой аферой) Уолтер основывает компанию, которая заявляет об изготовлении революционных двигателей и пропеллеров для лодок. Естественно, это было не так. Дела шли неплохо, и у Муди даже появились сотрудники, с которыми он отправился на лодке фотографировать пропеллер под водой для рекламной компании, однако вместо фотосессии чуть не произошла бойня. Уолтер решил, что двух афер ему мало и он решил провернуть третью – застраховать жизнь своих сотрудников на 750 тысяч долларов, подстроить несчастный случай и забрать все деньги себе. Поэтому, когда шэф вместе с сотрудниками достаточно далеко отплыли от берега, он сначала столкнул их за борт, а потом ударил одного из них якорем по голове и поняв, что люди уже точно не смогут забраться на лодку, дал по газам и скрылся. Мошеннику снова не повезло: рядом проплывала ещё одна лодка и всех пострадавших спасли.

Позорнейшая история перетекла в затяжной судебный процесс, который кончился тем, что присяжные не определили кому они больше верят и прокуроры не стали возобновлять дело, однако благодарности за столь лояльное отношение к своим преступлениям не наступило. Уолтер Муди в 1986 году подал в суд на троих сотрудников полиции, шерифа и окружного прокурора в суд и потребовал компенсацию в размере 1 550 000 долларов за то, что его якобы осудили не за что в первый раз. Американский суд снова начал рассматривать дело отпетого мошенника, только в этот раз он был истцом. В который раз судьба снова развернула жадного негодяя, и он остался ни с чем.

Плата за доброту

Американская система поняла, что имеет дело с наглым мошенником, который готов пойти на все, чтобы получить деньги. В иске Муди было отказано, и он решил отмстить суду так, как он уже однажды хотел сделать. На дворе был 1989 год, расовая напряжённость в США нарастала и к тому же Унабомбер себя давно не проявлял, а потому Муди решил сбить следователей со следа и обезопасить себя, подорвав людей, которые не имели к его делу никакого отношения.

16 декабря 1986 года федеральный судья Роберт Вэнс был убит взрывом бомбы, когда вскрыл посылку, также от взрыва серьёзно пострадала его жена. Роберт Вэнс хоть и был причастен к делу Муди, но он не выносил решения и не входил в коллегию судей, а лишь консультировал суд. 18 декабря 1986 года письмо «с сюрпризом» получил чернокожий правозащитник и адвокат Роберт Робинсон, которого бомба также разорвала на куски. После этих двух взрывов Уолтер послал ещё несколько бомб: две в суды где он судился, в офис чернокожей активистке и в офис NAACP (Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения), но все эти бомбы были вовремя обнаружены и ликвидировали.

Хитрый Муди полагал, что раз он женат на чернокожей и в принципе никогда не проявлял себя как расист его маленькая месть судебной системе будет списана на акции расистов или внезапную атаку Унабомбера, но он очень сильно просчитался. Наивно полагая, что данные о его первом взрыве давным-давно утеряны, он полностью повторил бомбу, сделанную им в 1972 году для автодилера, а потому полиция достаточно быстро выяснила, кто изготавливал орудия взрывов и арестовала Уолтера Муди вместе со второй женой 13 июля 1990 года.

Сьюзан Макбрайд поняла, что её ждёт, если она не даст показания на своего мужа и после освобождения под залог сдала Уолтера с потрохами, после чего его судьба была предрешена. Пройдя все суды и инстанции Уолтера Лероя Муди младшего приговорили к смертной казни на электрическом стуле в 1997 году, но из-за изменений в законодательстве, протестов против смертной казни и отмены электрического стула, казнь затянулась аж до 10-ых годов. Впрочем, время, проведённое за решёткой, старый мошенник решил не терять: так, в 2015 году он попытался, сидя в тюрьме, запустить пирамиду для пенсионеров, но в итоге его замысел был раскрыт после первого же письма.

После всех перипетий и разбирательств в 2016 году было принято окончательное решение о казни, однако даже тут террористу повезло: из-за проблем с закупками, казнь отложили аж до апреля 2018 года, когда в штат Алабама наконец доставили смертельный груз. Муди находился под арестом с 1990 года, никто не собирался жалеть психопата, бомбиста и мошенника даже в крайне преклонном возрасте, и Уолтер стал самым старым заключённым, казнённым в США. Приговор был исполнен инъекцией «техасского коктейля» 19 апреля 2018 года.

Подитог

Никто не мечтает стать бомбистом или легендарным террористом, пока он ребёнок. История жизни Теда Качински явное тому подтверждение, как и, пусть и частично, Франца Фукса. Получив свои обиды в детстве и молодом возрасте, они направили свои знания и умения в русло смерти, чтобы отомстить ненавистному обществу. История Уолтера Муди могла произойти в любом месте и времени, ведь обиженные психопаты есть везде, но возможно, если бы психиатрическая экспертиза в армии США была лучше, никакого бомбиста не появилось бы, хотя такой человек нашёл бы способ отомстить своим обидчикам. Банальная истина о том, что к людям нужно относиться как к людям, спасла бы энное количество жизней и не создала бы монстров из Фукса и Качински, а также возможно помогла бы быстрее вычислить такого негодяя как Муди и начать его лечить. 

Но это в теории. На практике же стоит хотя бы попробовать использовать банальные истины и тогда мир станет чуточку лучше.

Возможно.