Пояснение

Who is America

О методах стрельбы в сторонников
второй поправки

 

К концу срока Обамы либералы беззастенчиво утвердились в статусе олимпийских небожителей. Отделившись от белой Америки, они сами навлекли на неё нужду искать новых идолов. Чародеи Трампа оказались в нужном месте и подарили избирателям то, чего от них и ожидали — потоки первобытной исступляющей грубости. Мемные мистерии привели миллиардера к победе, но он и не думал останавливаться. Дабы закрепить свой культ, Бог Трамп провёл обряд, лишающий либералов их главного оружия — чувства юмора.

Результат превзошёл все ожидания – под раздачу попали как туповатые Джимми Киммел и Джимми Фэллон, так и создатели South Park, Мэтт Стоун и Трей Паркер. Истеричная интеллигенция закопала себя натужными остротами, и венчала этот ужас шепелявая рэперша Карди Би, обзывавшая Трампа «залупой» под аккомпанемент закадрового смеха. Но Богу Трампу этого мало, и он вместе со своими служителями принялся устанавливать Новый Порядок, требующий главного священного таинства — Осушения Вашингтонского Болота.

И президент Трамп его осушил. Но президент Трамп никогда не жил в тайге, у президента Трампа не было обучения в муниципальной русской школе и сальной советской бабульки в учителях природоведения тоже не было. Президенту Трампу никто не рассказал о том, что бывает на осушенном болоте, он лишь хотел сделать Америку дренажной — и сделал. Теперь тоннам левой грязи было негде задерживаться – и она растеклась по славным американским каналам, источая зловонные проклятия в адрес исполнительной власти. Низвергнутые небожители, обращенные в писклявых демократических москитов, лишились своей обители. И они жадно впились в клику Трампа в надежде её обескровить.

Вся эта болотная возня — лишь звериная суета для британского еврея Саши Барона Коэна. Он два года отстраненно следил за переполохом, а на третий решил с ним покончить. Сашу учили хорошо, и он знает, что делать с осушенными болотами. Саша захватил с собой факел, заострил дедовский халаф и покатился нести традиции своего народа в дренажную Америку.

Лето 2018 года могло обернуться для Штатов кошерной бойней: вернулся заслуженный трикстер Голливуда, способный из пранков сварганить трёхактную драму. Поприветствуем же господина Барона Коэна и его новое шоу Who is America!

W ho is America не будет откровением для Сашиных поклонников. Он занимается здесь тем же, чем и всегда — создаёт персонажей и в их образе задорно троллит американских знаменитостей, политиков и простолюдинов.  Вопрос в том, почему Барон Коэн может это делать смешно, а остальные нет?

Да потому что не ради красного словца он выше назван трикстером. Никто другой не способен так воплощать этот архетип. Каждый его образ сочетает в себе самые смешные клише и вместе с тем аутентичен. Как, например, профессор гендерных исследований, склонный к куколдизму и зоофилии. Или безумный правый конспиролог, борющийся с фейковыми новостями. Или сумасбродный итальянский миллиардер. Или финский ютьюбер с дурацкими анпакингами и анбоксингами. Или британский зек после отсидки, пытающийся реабилитироваться. Или, наконец, израильский борец с терроризмом Эрран Моррад. Последний — самая удачная находка сериала, на его примере и стоит разобрать, как работает юмор Барона Коэна.

Перед вами депутат шт. Джорджия, республиканец Джейсон Спенсер.
В ходе инструктажа по борьбе с терроризмом Спенсер атаковал противника задницей, кричал «ниггер!» и пародировал индейцев, чем и заслужил свою отставку.

Комичность состоит из триады компонентов. Первый — внешний облик персонажа. Эрран Моррад – эксперт по борьбе с терроризмом, поэтому он ходит с грацией купчинского гопника, резко жестикулирует и собирает в себе все самые нелепые черты сурвивалистов. Второе — акцент на еврейском происхождении персонажа. Это позволяет использовать Саше его любимый приём — дурацкую игру слов, которая вводит в ступор окружающих и заставляет их преодолевать мнимый языковой барьер снисходительными объяснениями терминов. Таким образом достигается одна из главных трикстерских задач — заставить жертву принять хитрость за простачество.

Наиболее ярко это прослеживается в фееричном интервью с вице-президентом Диком Чейни. В нём Саша очень жирно использует двойные смыслы имени собеседника, спрашивая его о годах службы: «Did your wife want to see more Dick или прося сделать совместное селфи (Dick-pic). Чейни спокойно откликается, не чуя подвоха, а Саша продолжает сыпать бестактными вопросами, безмятежно называть американских военных «палачами» и гоготать при разговорах об убийствах. Чейни же не показывает и тени смущения, с улыбкой смотрит на борца с терроризмом и даже испытывает гордость, когда Саша в конце интервью предлагает ему подписать канистру для пыток водой.

А это обслуженные Сашей противники нелегальной иммиграции, сидящие в засаде в ожидании мексиканской банды.

Тут стоит перейти к финальной компоненте юмора Барона Коэна — каждый его персонаж заточен под определённую аудиторию и играет на стереотипах о ней. В случае с образом израильского вояки такой аудиторией являются республиканские политики и активисты. Когда человек публично провозглашает приверженность определённым принципам, он добровольно загоняет себя в идеологические рамки. Нахождение в этих рамках вынуждает его подавлять то, что Карл Густав Юнг называл контртенденциями бессознательного (тенями) — совокупность тех черт личности, которые своей животной сущностью стремятся смыть наслоение цивилизации. Эти черты выражаются в карнавальных беснованиях и совершении бездумных поступков, причём чем выше общественное положение и строже принципы индивида, тем сильнее тени дают о себе знать. Именно так в личности находит место архетип Трикстера, и центральная задача Саши — высвободить его в своих жертвах, заставляя их совершать максимально стыдные вещи.

Основатель Youth Shooters of America Дэн Робертс сосёт дилдо в рамках обучения самообороне. Впоследствии оправдывал своё поведение «стремлением наладить отношения с Израилем».

Да, шоу левацкое, но от Коэна трудно ожидать чего-то другого. Да и в целом, трудно ожидать чего-то другого от американского медийного мейнстрима, в котором смеха «однозначно справа» не слышно уже очень давно. Американские правые в современной телевизионной комедии — само по себе нонсенс, но когда они пытаются зайти в жанр с какой-то другой стороны, затея выворачивается законченным абсурдом Сашиной сатиры: кто бы мог в 2009 году подумать, что Бруно станет республиканским рупором в лице Майло Яннопулоса?

Пока правую сатиру на пушечный выстрел не подпускают к медийным гигантам уровня Netflix, оставляя ей в лучшем случае стремительно затягивающее гайки пространство Youtube c каким-нибудь Стивеном Краудером, в худшем — полчища плавящихся под тяжестью собственной иронии мемов на имиджбордах, кое-чему всё-таки можно порадоваться. В лице Саши Барона Коэна и Эрика Андре всё ещё остаются комики-либералы, с которыми можно вдоволь посмеяться как над Америкой, так и над самими собой.

 

Анатолий А. Шиндлер