Пояснение

Въ традицiонной орѳографіи: краткий обзоръ

О современныхъ изданіяхъ старыхъ авторовъ

Н амъ всегда казалось удивительно нелѣпымъ то, сколько при подготовкѣ къ печати классическихъ авторовъ тратятъ издатели — силъ, а издательства — средствъ на одинъ лишь перенаборъ текста въ совѣтской орѳографіи. Общеизвѣстно, что большевистская реформа правописанія преслѣдовала обычную для революціоннаго правительства цѣль: разрывъ всяческой связи съ традиціей прежняго государства и его культурой. Въ данной замѣткѣ мы почти не коснемся вопроса преимущества активнаго владѣнія русскимъ правописаніемъ, но остановимся на проблемѣ пассивнаго владѣнія онымъ, то есть способности и вкуса къ осознанному чтенію старыхъ авторовъ.

Стоитъ, однако, отмѣтить, что не всѣ перепечатки такъ нехороши. Опредѣленную эстетическую цѣнность имѣютъ и позднѣйшія книжки серіи «Репринты Своего издательства», точно слѣдующія своимъ оригиналамъ — какъ въ достоинствахъ, такъ и въ недостаткахъ

Итакъ, въ какомъ видѣ можетъ встрѣтить современный читатель тексты, набранныя въ родной для отечественныхъ авторовъ орѳографіи? Во времена «перестройки», какъ извѣстно, на книжномъ рынкѣ появилось немало диковинокъ, и среди нихъ нерѣдко попадались репринтныя изданія старыхъ стихотворныхъ сборниковъ, философскихъ книгъ и брошюрокъ. Всякій, думаю, и въ нашѣ время встрѣчалъ въ букинистическихъ лавкахъ на газетной бумагѣ отпечатанныхъ Ахматову, Розанова и почему-то нерѣдко Ломброзо. Что, во-первыхъ, нужно знать о такого рода изданіяхъ: они, скорѣе всего, состряпаны на колѣнкѣ, слѣдствіемъ этого является частая ихъ безграммотность (самая распространенная ошибка — «ѣ» не тамъ, гдѣ слѣдуетъ). Во-вторыхъ, текстъ въ нихъ не только не вычитанъ знающимъ корректоромъ, но и не свѣренъ профессіоналомъ съ оригинальнымъ изданіемъ, а также съ изданіями болѣе ранними — слѣдовательно, такая книга не будетъ отягощена филологической работой, а значитъ и тѣмъ, что называется критикой текста. Въ-третьихъ, эстетически они, конечно, не притягательны. Сложно было бы ожидать отъ восторженныхъ прошлымъ неофитовъ должнаго для критическаго изданія текста культурнаго уровня. Ихъ стремленіе похвально, но ничего, кромѣ умиленія, смѣшаннаго съ легкимъ раздраженіемъ, у искушеннаго читателя вызвать не можетъ.

Дѣло усложнялось также и тѣмъ, что достаточно подготовленные совѣтскіе филологи все-таки были совѣтскими, и, обладая потенціально должнымъ умѣніемъ, завѣдомо не могли видѣть смысла въ штудіяхъ такого рода, даже въ то время, когда напечать текстъ въ дореформенной орѳографіи не представлялось невозможнымъ. Въ уже нынѣшнихъ «Литпамятникахъ» намъ встрѣтился слѣдующій куріозный примѣръ типичной работы такого рода: нѣкое собраніе Пушкинскихъ стихотвореній, имѣющее, судя по шрифту и манерѣ оформленія, всѣ черты fac simile съ изданія первой половины XIX столѣтія, было совершенно «голымъ», т.е. набраннымъ по-совѣтски. При томъ, что «е», а также «и» вырѣзаны были изъ того же оригинальнаго изданія и приставлены на мѣсто «ѣ» и «і» соотвѣтсвенно (буква «ъ», конечно, тоже была устранена). Мы можемъ только предполагать, сколько и какъ безсмысленно дизайнеромъ было потрачено силъ на то, чтобы перекроить такимъ образомъ объемистую книжку, не только въ графическомъ редакторѣ удаливъ и замѣнивъ всѣ неугодныя буквы, но и послѣ подверставъ лишенный оригинальнаго объема текстъ — fac dissimile.

Ломброзо вездѣсущій

Съ прошествіемъ нѣкотораго времени ситуація стала осторожно мѣняться въ лучшую сторону. Мы постараемся не ошибиться, если скажемъ, что первымъ въ послѣ-совѣтское время за серьезную текстологическую работу въ интересующей насъ области взялся Владиміръ Николаевичъ Захаровъ. Въ 1995 году подъ его руководствомъ вышелъ первый томъ новаго полнаго собранія сочиненій Достоевскаго («Каноническіе тексты»), изданіе котораго (разумѣется, въ оригинальной орѳографіи) продолжается и по сей день. Также мы отмѣтимъ прекрасное «Полное собраніе сочиненій и писемъ» Е.А. Боратынскаго, первый томъ и первая часть второго тома котораго вышли въ свѣтъ въ 2002 году. Изданіе, хотя и крайнѣ медленно, но продолжается. Въ 2012 году, уже послѣ скоропостижной кончины Алексѣя Михайловича Пескова, руководителя проекта, вышла первая часть третьяго тома.

Два вышеописанныхъ собранія сочиненій мы отнесемъ къ отдѣльной группѣ изданій въ русской орѳографіи. Они не являются перепечатками, но набраны, просмотрѣны и прокомментированы заново (а зачастую и впервые). Къ слѣдующему же типу изданій принадлежатъ комментированные репринты. Замѣчательнымъ образцомъ этой группы явлются «Сочиненія» Пушкина, научное изданіе подъ общей редакціей Дэвида М. Бетеа (Новое издательство). Первый томъ былъ выпущенъ въ 2006 году, второй — въ 2008, а третій, совсѣмъ недавно, въ 2016. Изданіе представляетъ собой перепечатки, оснащенныя не только историко-литературными и текстологическими изысканіями крайнѣ высокаго уровня, но и построчнымъ комментаріемъ къ каждому публикуемому произведенію, а именно къ «Поэмамъ и повѣстямъ. Ч.1» 1835 года («Русланъ и Людмила», «Бахчисарайскій фонтанъ», въ Ι-мъ томѣ), «Борису Годунову» (II-й томъ), и стихотвореніямъ изъ «Сѣверныхъ цвѣтовъ» 1832 года (томъ III-й).

Слѣдующей книгой, изданной подобнымъ же образомъ, является репринтное воспроизведеніе сборниковъ «Оды торжественныя» и «Елегіи любовныя» А.П. Сумарокова, подготовленное Роналдомъ Вроономъ (ОГИ, 2009 г.). Какъ и въ случаѣ съ «Сочиненіями» Пушкина, мы видимъ двухчастное дѣленіе книги: первая, наименьшая, часть является перепечаткой оригинальныхъ текстовъ 1774 г., вторая, скромно озаглавленное какъ «Приложеніе», и занимающая почти 700 страницъ, представляетъ собой тщательно проработанный филологическій и текстологическій комментарій къ оригинальнымъ текстамъ Одъ и Елегій.

Выше мы уже описывали свои впечатленія отъ столкновенія со страннымъ изданіемъ Пушкина въ «Литературныхъ памятникахъ». Но къ чести серіи должны все-таки замѣтить, что и болѣе граммотныя ея книги попадали къ намъ въ руки. Однимъ изъ такихъ пріятныхъ открытій былъ комментированный репринтъ уменьшеннаго формата «Двухъ повѣстей въ стихахъ» Боратынскаго и Пушкина (2012, изданіе подготовила М.Н. Виролайненъ). На сей разъ художника не пытали безсмысленнымъ сизифовымъ трудомъ, изданіе 1828 года было преведено въ точности. Въ «Приложеніи» — статья историко-литературнаго характера и примѣчанія. Текстъ не откомментированъ во всей полнотѣ и не имѣетъ аппарата (текстологическія примѣчанія сведены къ минимуму и не составляютъ отдѣльнаго раздѣла). Тѣмъ не менѣе, книжка все же оставляетъ достаточно пріятное общее впечатленіе.

Къ счастью, списокъ подобныхъ филологически выпущенныхъ перепечатокъ можно еще продолжать, но мы оставимъ его, отмѣтивъ лишь нѣкоторыя извѣстныя намъ изданія «Прогрессъ-Плеяды», менѣе научныя, но все же достойныя упоминанія (напримѣръ, «Пламенный кругъ» Сологуба, «Катилина» и «Стихи о Прекрасной дамѣ» Блока и нѣкоторыя другія).

Четвертой группой, послѣ репринтовъ, критически изданныхъ и набранныхъ заново текстовъ, а также «научныхъ репринтовъ», — можно назвать просто заново, не репринтнымъ способомъ, изданныя, не имѣющія комментаріевъ и аппарата, но при этомъ вывѣренныя профессіональнымъ корректоромъ, произведенія. Честь первенства въ данной группѣ занимаетъ, конечно, молодое издательство «Черная сотня». Ихъ изданія не научны, но эстетически пріятны — какъ по оформленію внѣшнему, такъ и внутреннему. Тематическая подборка также не типична какъ для филологическихъ, такъ и для просто репринтныхъ изданій — преимущественно это историческій non-fiction, относящійся по большей части къ короткому для русской культуры XX вѣку: Ольденбургъ, Шмурло, Ѳадеевъ, Кульчицкій, Свѣчниковъ, Буняковскій, Вандамъ. Особенно стоитъ отмѣтить вышедшія въ 2016 году «Замѣтки о русскомъ правописаніи» Михаила Спартаковича Тейкина, которыя являются, фактически, справочникомъ и пособіемъ къ самостоятельному изученію традиціонной русской орѳографіи — всего лишь вторымъ въ послѣ-совѣтской Россіи (первымъ было, конечно, многимъ извѣстное «Краткое пособіе по старой орѳографіи русскаго языка» 1999 г., принадлежащее перу протоіерея Валентина Асмуса). Кромѣ того, подъ редакціей М.С. Тейкина съ прошлаго года выходитъ альманахъ «Труды по русскому правописанію», собирающихъ подъ своей обложкой немало современныхъ авторовъ, пользующихся традиціонной орѳографіей (впрочѣмъ, вопросъ современнаго ея использованія уведетъ насъ далеко отъ исходной темы очерка). Послѣднимъ издательствомъ, выступившимъ съ достойнымъ дебютомъ въ концѣ 2017 года, является московская «Карамора».

Разумѣется, нашъ обзоръ не претендуетъ на совершенную полноту. Мы лишь хотѣли познакомить заинтересованнго читателя съ нѣкоторыми типами изданій, исполненныхъ въ русской орѳографіи на высокомъ культурномъ уровнѣ. Мы недѣемся (а насчетъ нѣкоторыхъ, уже готовищихся новинокъ, даже увѣрены), что возможный списокъ такихъ высококлассныхъ книгъ будетъ пополняться.

Во-многомъ это изданіе можно назвать образцовымъ съ точки зрѣнія работы съ текстомъ. Не упускается ни одна рукописная редакція текста, ни одинъ списокъ, ни одна публикація. Каждое стихотвореніе оснащено подробнѣйшимъ критическимъ аппаратомъ

Во-многомъ это изданіе можно назвать образцовымъ съ точки зрѣнія работы съ текстомъ. Не упускается ни одна рукописная редакція текста, ни одинъ списокъ, ни одна публикація. Каждое стихотвореніе оснащено подробнѣйшимъ критическимъ аппаратомъ

Каждое публикуемое произведеніе сопровождено построчнымъ комментаріемъ, а именно къ «Поэмамъ и повѣстямъ. Ч.1» 1835 года («Русланъ и Людмила», «Бахчисарайскій фонтанъ», въ Ι-мъ томѣ), «Борису Годунову» (II-й томъ), и стихотвореніямъ изъ «Сѣверныхъ цвѣтовъ» 1832 года (томъ III-й).

Каждое публикуемое произведеніе сопровождено построчнымъ комментаріемъ, а именно къ «Поэмамъ и повѣстямъ. Ч.1» 1835 года («Русланъ и Людмила», «Бахчисарайскій фонтанъ», въ Ι-мъ томѣ), «Борису Годунову» (II-й томъ), и стихотвореніямъ изъ «Сѣверныхъ цвѣтовъ» 1832 года (томъ III-й).

Въ чемъ-то слѣдуя стилистикѣ «Черной сотни», господа изъ «Караморы» впервые переиздали «Письма изъ Риги» Ю.Ѳ. Самарина, произведеніе, не вошедшее даже въ новѣйшее собраніе сочиненій Самарина, и, конечно, также сызнова набранное въ соотвѣтствіи съ оригинальнымъ текстомъ.

Въ чемъ-то слѣдуя стилистикѣ «Черной сотни», господа изъ «Караморы» впервые переиздали «Письма изъ Риги» Ю.Ѳ. Самарина, произведеніе, не вошедшее даже въ новѣйшее собраніе сочиненій Самарина, и, конечно, также сызнова набранное въ соотвѣтствіи съ оригинальнымъ текстомъ.

Въ заключеніи добавимъ, что намъ представляется крайнѣ важнымъ, чтобы книга имѣла цѣлостность — не только эстетическую, но, такъ скажемъ, и культурную. Совѣтская традиція была такова, что все выравнивала подъ себя — не нужно, кажется, объяснять, почему идеологическій догматизмъ и свободная гуманитарная мысль не совмѣстимы. Тенденціи послѣдняго двадцатипятилѣтія въ этомъ смыслѣ благотворны (хотя, конечно, для общей массы — невидимы и совершенно маргинальны), но въ идеальномъ планѣ все же не представляются намъ вполнѣ удовлетворительными. Когда ученый издатель и редакторъ, а также корректоръ возьмутъ на себя трудъ не только изучать, но и соотвѣтстовать оригиналу хотя бы орѳографически: въ своихъ комментаріяхъ, примѣчаніяхъ, замѣткахъ, — тогда, наконецъ, можетъ исчезнуть тотъ зазоръ, черезъ который мы, продолжая писать по-совѣтски, какъ-бы издалека смотримъ на тѣхъ прекрасныхъ и восхищающихъ своимъ интеллектуальнымъ превосходствомъ людей, которые жили въ Россіи еще столѣтіе назадъ. Разумѣется, вопросъ сближенія съ ними, наслѣдованія имъ — вопросъ не одного лишь правописанія, но уже это можетъ стать важнымъ шагомъ къ преодолѣнію бездны, пролегающей межъ нами и настоящей русской культурой.

Александръ Саньковъ