Без рубрики

Smoothный царь III

– Как вы себе представляете историю России в начале 17 века?

– Смутно.

Всё лето готовились к коронации, как вдруг пришла весть о надвигающемся на Москву крымском войске. Испугавшись, что крымчаки сейчас проведут на тлеющем пепелище столицы референдум о присоединении России к Крыму, Борис собрал на Оке полумиллионное войско. Но он не был бы Годуновым, если бы не пиарился даже накануне битвы: каждый день он задавал пиры на over9000 семьдесят тысяч человек (!). И что самое интересное, психическая атака подействовала даже на врагов: татары поняли, что столь прожорливое войско им никогда не победить, поэтому сказали, что пришли не с войной, а с поздравлениями – после чего бухать стали уже все вместе. Иов учинил в Москве праздник Великой Победы, на котором каждый вспомнил, каждый погордился, каждый напился.

На своей коронации Борис так вошёл в раж, что даже рубаху на груди рванул и как сказанул: «Бог свидетель, что не будет в моём царстве бедного человека! И эту последнюю рубашку разделю со всеми!» Хорошо хоть на рельсы лечь не пообещал.

Борис был очень хорошим, годным правителем. Он пригласил иностранных учёных, послал двадцать молодых людей учиться в Лондон, решил основать МГУ (но с этим уже не успел), построил в столице водопровод. Снижал налоги, повышал зарплаты. В общем, «цвёл он, как финик, листвием добродетели». Единственное, что омрачало первые годы его правления, это то, что сам он был простой дворянин не из царского рода, self-made man, и его подозревали в убийстве семилетнего царевича Дмитрия и всех остальных. Серьёзно, его подозревали даже в том, что он отравил жениха своей дочери – датского принца. Ещё его обвиняли, что это он отравил Ивана Грозного, потому что тот помер, когда играл с Борисом в шахматы (отравленные шахматы, муахаха).

Казалось бы, ничто не предвещало беды.

19 февраля 1600 года в Южной Америке, в Испанском Перу извергся вулкан Путина Уайнапутина. Это было одно из самых страшных извержений в истории человечества. На три года планета Земля погрузилась в ядерную зиму. Но в тёплых странах ещё ладно, а в России Гидрометцентр на три года упразднил лето. В июне 1601 года в Москве выпал снег, а в июле Москва-река покрылась льдом. Дальше было хуже. Если летом была зима, то зимой был пиздец.

А в 1602-м году зима не кончилась. Да, и в 1603-м тоже. Это продолжалось три года, Карл! Естественно, наступил, мягко говоря, голод. Люди ели коней, псов, кошек, крыс, навоз, голубей, детей. Особенно дети были вкусные тогда, ням-ням. Цена на хлеб возросла в сто раз. Царь Борис открыл запасы, бесплатно раздавал хлеб народу, а благодарные россияне отвечали ему: «Сдохни, тварь». Они ведь точно знали, что это боженька покарал их за то, что они выбрали царём безродного убийцу маленького мальчика.

И люди всё поняли. Они поняли, что царь Борис – ненастоящий! А настоящий истинный природный царь где-то прячется. Надо его найти, и всё наладится. В этот самый момент в Польше объявляется человек, который называет себя чудесно воскресшим царевичем Дмитрием.

Это был Григорий Отрепьев. Сначала он был дворянином и служил у бояр Романовых. Когда Борис раскрыл их заговор и всех отправил по этапу по монастырям и другим святым местам, Отрепьев тоже решил схорониться, принял монашество и спрятался в Чудовом монастыре, который находится прямо в Кремле. Там оценили его образованность, и он стал секретарём патриарха Иова. А потом сбежал в Польшу.

Что мы имеем? Мизинец вскарабкался на Железный трон, Семь королевств в разрухе после Долгой Зимы, а за бугром собирает армию Лжедейенерис.

Борису начинают мерещиться в глазах кровавые мальчики. Он вызывает в Москву Марфу Нагую и вместе с женой допытывается у неё, где её сын? Ведь не мог же он воскреснуть?! Но и под допытками и пытками Марфа говорила, что не видела трупа своего сына, и вообще не факт, что он умер. Царица (дочь Малюты, не забываем) чуть не выжгла ей глаза свечкой – а та лишь смеялась им обоим в лицо.

Царь и патриарх разослали по всей стране грамоты, гласившие, что Гришка – самозванец. Но грамоты возымели обратный эффект: благодаря ним о чудесно спасшемся царевиче узнали даже те, кто ещё про это не слыхал. Кремлёвская пропаганда потерпела фэйл.

Самозванец собрал несколько тысяч наёмников и пошёл на Москву. Сначала он был разбит при Добрыничах, потом под Севском, а затем осаждён в Кромах. Казалось бы, это фиаско, братан. Но царь Борис нервничал и даже послал несколько монахов с целью отравить претендента – а тот их разоблачил и простил. Все текли от молодого, красивого, умного и великодушного «царевича Дмитрия». Посланные из Москвы разоблачители – иноки Чудова монастыря – стали на колени перед претендентом и признали в нём истинного царя (может, от него какие-то флюиды исходили, как в «Парфюмере» Патрика Зюсскинда?). А потом и бояре поняли, что надо выбирать верную сторону истории, поэтому у Бориса во время обеда – ВНЕЗАПНО – потекла кровь из ушей.

Тут он и помре.

Он оставил по себе вдову-царицу, сына – шестнадцатилетнего царя Фёдора (который был умненький мальчик и нарисовал первую в истории русскую географическую карту), и красавицу-дочь Ксению. Самозванец сказал, что не войдёт в Москву, пока бояре не проявят верность к нему. Они и проявили. Уже через две недели Фёдора с мамой задушили (народу сказали, что они сами отравили себя ядом), а Ксению подарили Самозванцу в качестве наложницы. Иова арестовали прямо в Успенском соборе, содрали парчовое облачение и сослали в монастырь, где он позже ослепнет. На престол взошёл Лжедмитрий Первый, тогда ещё известный как «Император Димитрий Иоаннович», и он, как ни странно, оказался весьма хорошим, годным царём. Правда, год спустя его убьют бояре. А впереди будет Русская Смута, трэш, угар и чад кутежа во мгле ада.

 

Евгений В. Баев