Эссе

Империя никому ничего не должна

О том, как не надо писать об истории

Очень жаль, что я потратил свое время на эту книгу. Очень жаль, что я взялся за это задание, вместо гуляния на водах с дамами. И очень жаль, что все активные участники повествования мертвы, иначе бы Зыгарь превратился в решето, ибо одновременно в него бы стреляли сотрудники охранки, эсеры, большевики, националисты, монархисты, евреи-рабочие, крестьяне, купцы, китайские «боксёры» и императоры, либералы и всё семейство Романовых. Почему? Да потому что вся книга строится на газетных помоях, льющихся на всех этих людей, лишь изредка присыпанных фактами.

Сразу видно, что кое-кто смотрел шикарный проект Леонида Парфенова к 300-летию Петербурга «Российская Империя», но талант не купить и не одолжить у друзей, поэтому вместо гравировки, благодаря которой создается многогранный алмаз из культурных явлений, военных походов, политических интриг и революционных акций, мы получили кашу из столовой с плевком от шеф-повара и слёз официантки, состоящую из слухов, постельного белья, отрывков фактов и вырванных из контекста цитат.

Дальше больше — основные персонажи книги — это не государственные мужи или все виды революционеров, а интеллигенция. Писатели, журналисты, поэты и публицисты. Через события в их жизни и записи будет транслироваться происходящее и понятно в каком свете: Царь-тряпка, полицейские — сатрапы, евреи — ничего не понимали, Церковь — мракобесы, крестьяне — слабоумные, рабочие — нищие, купцы — прожигатели жизни, революционеры — идиоты, армия — солдафоны, интеллигенты — гении и спасители нации, не понятые тупым быдлом.

Но давайте по порядку. Предисловие на том скриншоте, что был вам продемонстрирован постом ниже —  самое начало книги, представьте, что вас ждёт дальше. Более того, в предисловии же нам обещают проанализировать периоды двух русских революций, соответственно 1905 и 1917 годов, заодно пожелав в конце удачи Кириллу Серебренникову. Казалось бы, причем тут современность? Ох, дорогие друзья, вы бы знали, сколько раз я задавался этим вопрос за те страницы, что я пролетел на космических скоростях подгоняемый чувством ненависти. Но это детали-с. И вот начинается рассказ.

С чего же начнется повествование о первой русской революции? С Русско-японской? Ходынки? Или непосредственно на рабочих баррикадах? Ха. Вы глупые ребята, ведь настоящие интеллектуалы знают, что повествование о русской трагедии изменившей земной шар до неузнаваемости, надо начинать с Льва Николаевича Толстого. Точнее его антиправительственной деятельности. Ладно, ведь действительно Толстой — величина, оказавшая влияние на происходящие события в дальнейшем, но рассказ перемешивается с какими-то личными обидками, мол, Победоносцев мстит Толстому, а тот ему, а жена Льва Николаевича ревнует к его ученику, а еще Победоносцеву жена изменяла! Ну как изменяла, ну как ревнует, как мстят —  это слухи конечно, но разве бывает дым без огня? К чему вся эта грязь в историческом, ой подождите, ЖУРНАЛИСТСКОМ расследовании не ясно. Странно, что Зыгарь не рассказал о гомосексуализме какого-нибудь Энгельса, в подробностях рисуя для нас сцены близости и сводя все это к тому, что тупой русский народ не понял сумрачного германского гения и за половыми сношениями не увидел истины и спасения.

Это книжка для своих, от своих и про своих — интеллигенция рассказывает интеллигентам почему интеллигенция так интеллигентно поступала и как умудрилась все проинтеллигентить. При этом, все не настоящее, из картона или папье-маше, образы, рождённые не в пылу исторических баталий, подковёрных боев или трагических поворотов судьбы, а по магическому желанию автора книги. Так для чего все это сделано, зачем нам выкатили эту дрянь под видом историческо-журналистских изысканий? Только для того, чтобы выдать реалии начала ХХ века за реалии XXI.

Российские власти действуют прямо как царская охранка создавая липовые партии (ого, прямо как любые власти любой страны в различные периоды истории, wow, so historic), Плеве такой же упёртый самодур и идиот как современные российские элиты (правда, свою причастность к этим самым элитам, Зыгарь не спешит раскрывать), а Струве, несчастно обвиненный во всех грехах, вычеркнут из официальной истории как… Чубайс (создатель партии, которая скоро навсегда изменит мир и Россию сравнивается с представителем Ельцинской элиты, браво!) Апофеозом идиотии является перевод цен и гонораров прошлых лет на современные российские деньги, это сделано видимо для того, чтобы копирайтер медузки увидев, что Гапон за свою статью получил гонорар в виде 80 000 рублей (100 царских рублей), задумается о том, что можно работать на ФСБ и получать намного большие деньги, чем борясь с режимом.

И тут, перемолов всех и вся, книга доходит до 25 Октября 1917. Ожидание томило и разрывало на части автора этой заметки, ему казалось делом чести узнать, что же расскажет Зыгарь о Гражданской войне. А… ничего. Повествование о революции и её последствиях кончается смеющимся Лениным и Троцким. После чего начинается эпилог, и как говорит Ленин Троцкому, «es schwindelt!» — и правда, голова идет кругом. Это, как если бы вам рассказывали о Царь-пушке, ходили вокруг неё и накаляли интригу, накидывая самые пошлые и малозначительные детали, а потом, когда должен наступить гранд финал, показ этой самой пушки, вам на секунду на экране телефона покажут водяной пистолетик, который развалится в процессе выстрела. Но есть и положительный момент —  книга подходит к концу.

Заканчивает книгу господин Зыгарь такими словами: «Сама по себе российская история – это болезнь, которая на каждом шагу дает о себе знать. Мы больны своей историей. Я не хочу умереть от этой болезни». Не волнуйтесь, вас убьёт не болезнь. Вас убьёт ваша глупость, снобизм и ненависть к своему народу, который у вас всё делает не так и не как вам хочется. Ну или же все оплеванные вами люди, социальные слои и народы восстанут из могил и передадут некий культурный импульс, который переломит вас пополам и ещё заставит стоять на коленях перед «средневековыми архаиками»-попами и вопить о жестокости фатума. Но будет поздно, Михаил Викторович, слишком поздно.

 

Юрий А. Алексеев