Пояснение Эссе

In Tyler We Trust

Дэвид Финчер сотворил фильм «Семь», в котором главный злодей читает проповедь человечеству и конкретно герою Бреду Питта. Режиссера зацепила религиозная тема и игра Питта, и спустя 4 года Финчер повторил эксперимент, сотворив другой шедевр – Бойцовский клуб. Этот фильм – очередная кино-проповедь и в этот раз чтец – это бывший субъект, а ныне радикальный проповедник смеси христианства и буддизма Тайлер Дерден.

Начнем с того, что это злой проповедник и мастер пропаганды. Резкие переходы разговора, полное игнорирование поведения и дурацких смешков главного героя – так начинает проповедь будущий мессия, при первой встрече в самолете, заинтересовывая слушателя запретным – рецептом напалма. Герой Нортона до этого обсуждал с «одноразовыми друзьями» только работу и жалкое существование, а здесь – нечто интереснее каталога IKEA и финансового отчета. Когда потерявший жилье человек жалуется на это Тайлеру, тот сидит в пренебрежительной позе, демонстрируя собеседнику, что ему не интересно слушать и предмет разговора высосан из пальца, но он, поймав момент, подытоживает: говорит о том, что «все накрылось», чтобы снова перейти к проповеди. Проповеди о главном — отрицание совершенства, ненависть к идеалу – путь к саморазрушению, к страданию, к аскезе, к падению на дно – вот он, путь Познания.

Прочитав проповедь, он специально делает сочувственную мину и говорит о том, что это «просто теория», заставляя собеседника включиться в беседу и сказать, что Тайлер прав, и снова идет в атаку с новой проповедью, но уже общается с тем, кто с ним согласен и тут же отходит – «делай что хочешь». Тайлер поселил сомнение и показывает, что заинтересован в переменах не он, а главный герой. Да, о чем говорить, если примеры в проповедях на лезвии бритвы – «если прямая кишка, то рак прямой кишки, если человек, то ничтожество, если разрушение, то праздник». Идея проста – «you have to give up» – сдайся, признай смертность, признай себя пылью, ничем, микрочастицей того, что не способно себя осознать. Осознай незначительность, микроскопичность и только так обретешь свободу и счастье – став ничем. Синтез аскезы, отречения и выхода из порочного колеса Сансары.

Разобравшись с личностью мыслителя, пришло время вспомнить, с чего начинается картина. С троицы. Тайлер Дерден, другой Тайлер с пистолетом во рту и безумие. Классика – Тайлер-отец, Тайлер-сын и безумие-святой дух. «In Tyler we trust!» – так скажет герой Нортона, заходя в дом на Бумажной улице. Копнем еще глубже. Проблемы у главного героя начинаются со страданий и бессонницы, и он направляется к врачу и говорит — «I’m in pain!». На действие человека толкает страдание – это уже буддизм, ведь, как известно, причина всех бед и действий человека – три страсти: страдание от перемены, страдание, усугубляющее другие страдания и страдание, собирающее страдания – бессонница включает сразу три. И эта тема страдания главного героя и окружающих в фильме проходит красной линией через фильм.

 

Религия строится на том, что этот мир – отвратителен. Полон греха, страстей, страданий. Но вот другой мир, в котором люди обретут вечный покой и спасение, мир без людских забот – рай, выход из колеса Сансары, и погружение в пустоту.

Что же делает Тайлер Дерден? Страдает. И заставляет страдать других. «Не бери пример с мертвецов!» – скажет он, превращая обратную сторону кисти в адское мессиво с помощью химического ожога. Во время этого «поцелуя» он требует фокусироваться на боли, признать, что единственное чувство и весь мир боль, да тот белый шар, который опускается в пещеру. Принять это – значит жить. Этот белый шар привел главного героя в пещеру к пингвину, который прикажет скользить, и под конец фильма Тайлер Дерден объяснит самому себе, что «Скользить – значит идти до конца». Осознать смертность, осознать ужас жизни и отвергнуть навсегда — «Ты должен осознать, что когда-нибудь ты умрешь, пока ты это не осознал – ты бесполезен».

С помощью таких методов работала Мать Тереза. Религиозная фанатичка, приведшая к смерти людей в Индии в «больницах». Туда привозили людей страдать и умирать. Зачем? Чтобы через страдание прийти к Христу. Людям не дают лекарств, лежат страдальцы в зале, заполненном больными, которые лежат на солдатских жестких койках и вокруг них ходят не медсестры, а монахи, которые в моменты агонии подходят к умирающим и перекрикивая предсмертные выкрики больного сообщают – «Прими Иисуса Христа». Такие же фанатики из Opus Dei практикуют регулярное умерщвление плоти с помощью власяницы (цепь с шипами) и дисциплину (плетка) – это практика аскезы.

Кстати, о ней. Аскеза — одна из главных идей фильма.

Противопоставив кондоминиум с полной фаршировкой от компании IKEA и заброшенный дом на улице, где только завод и вредные вещества, выбрасываемые им в воздух, Тайлер Дерден, конечно же, выбирает заброшенный дом. В этом доме навсегда отказываются от роскошных предметов, приличной одежды и адекватного внешнего вида, превращая себя в человека, который будет бродить в грязном балахоне среди падших.

Аналогично с личной жизнью – Тайлер-сын сидит и слушает как Тайлер-отец насилует женщину. Читает журнал, чистит зубы, ест – все это под громогласные эротические стоны. Герой Нортона скажет – «Я стал дзен-мастером». В дальнейшем не будет реакции на откровенные намеки и домогательства, отказ от любви и семьи в принципе. Даже Бойцовский клуб не его. Он не принадлежит ему, потому что это нечто большее чем просто общество, это идея, она не имеет собственника, и он об этом говорит сам — «Вещи, которыми ты владеешь, в конце концов овладевают тобой».

Приятное глазу и роскошное – подлежит уничтожению. Сцена с уродованием прекрасного и молодого Блондина, есть ничто иное как сожжение Золотого храма монахом, у которого проблемы с психикой. Никого не напоминает? Отказавшись от всего, Тайлер оставляет себе одно – Армию. Личная армия Дердена, владеет набором фашиста во время похода на Рим – двойной набор вещей черного цвета и деньги на похороны. Они настолько бедны, что не имеют даже имен. Имя — роскошь, как и обретение вечного покоя и только после смерти, можно его получить. Обезумевшая от религиозного экстаза армия кричит – «Его звали Роберт Полсон!», после того как бодибилдер словил полицейскую пулю. Героическая смерть – это единственная награда для убогих.

 Кстати, о них. Убогие, падшие, больные в этом фильме все.

И через них познает природу вещей главный герой. Прижавшись к сучьему вымени Жирного Боба, а потом и к иным страдающим, Тайлер Дерден воскресает – «Каждый вечер я умирал и каждый вечер я возрождался вновь». Пережившие инцест, Анонимные алкоголики, Позитивная позитивность, Взрослые дети алкоголиков, Зараженные паразитами и конечно же группа больных раком яичек – вот место обитания современного Иисуса Христа.

В такой группе появляется Мария Магдалина или Марла Зингер – воровка, наркоманка и истеричка, которая озвучивает основу пропаганды – «Когда ты на краю, тебя слушают, вместо того, чтобы ждать своей очереди заговорить».

Угадайте, из кого будет лепить проект Разгром радикал Дерден? Из миллиардеров, политиков и влиятельных людей? Нет – из умирающих, тяжело больных и просто нищих и несчастных людей, которые и правда стоят на краю.

Пресыщенные тупые потребители и не менее тупые жители одной римской провинции, которые также не услышали и не поняли слов проповедника, а в решающий момент требовали у Понтия Пилата казнить его, одни и те же люди. С презрением смотрят на черные, окровавленные зубы Тайлера Дердена и с таким же презрением смотрели на сына Божьего, который не чурался целовать прокаженного. Им омерзителен сам факт существования того, кто отрекся от материи и личности во имя спасения души. Ненавидят того, кто громит меняльные столы у Храма и того, кто взрывает магазины корпорации Apple. Не принимают участников проекта Разгром и его вдохновителя, потому что он, как и Иисус Христос и Сиддхаттха Готама, устроили для своего времени культурный террор.

Кстати, о нем. Культурный террор — месть потребителям, словно месть религиозных фанатиков.

Но если одни летят в небоскребы, заканчивая эпоху модерна, то другие мочатся в суп и вклеивают пенисы в семейные фильмы. Жизнь главного героя — терроризм, он пугает все окружение видом, поведением, жильем – теперь он отребье и его жизнь – произведение искусства. Словно андерграунд хип-хоп исполнитель, он и его солдаты заявляют, что им из подвала виднее. Брызги крови смеющегося Тайлера на лице хозяина Бара –тому подтверждение. «Ни великой войны, ни великой депрессии. Наша война — война духовная, наша депрессия — наша жизнь».

Поняв, что их обманули и они не стали рок-звездами, нося одежду с именем звезды, не становятся альфа-самцами, приобретая дорогой автомобиль, не растут морально от покупки ненужной мебели с идиотскими названиями – поняв это, люди нацепив на себя черную одежду вакхаббитов становятся воплощением ужаса для обывателя. Смайлик из горящего дома, фальшивая социальная реклама, опасные для жизни инструкции по безопасности, продажа мыла богатым толстухам из собственного жира, порча автомобилей люкс-класса, драки с незнакомцами и лежачие полицейские с шипами – столкновение с реальностью по Жижеку приводит участников проекта Разгром в религиозный экстаз.

Кстати, о нем. С научной точки зрения, пик эйфории, радости и экстаза – ничто иное как выделение эндорфина.

Опять же, научно доказано, что человек получает эндорфин во время церковной службы приходя в восторг и переполняясь энергией. Но Тайлер Дерден не строит храмы и не использует религиозные предметы, он нашел им замену. Вместо Исаакиевского собора – подвал бара «У Лу», вместо золотой статуи Будды – окровавленный и пропотевший пол, вместо кадила – засохший от чужой и собственной крови кулак, вместо медитации – уничтожение кофейни шаром-статуей, вместо отпущения грехов – безумный секс, который возвращает Марлу Зингер к жизни. «Ты должен понять, что Богу ты не нравишься! Он никогда тебя не хотел. И, скорее всего, он тебя ненавидит».

Пик рождественской службы, удар в гонг и сильнейшие вибрации от трубы в дацане, песнопение в негритянском храме, жертвоприношение ацтекскому богу, римские религиозные оргии – это драка. Ядерная смесь неонасилия, просветления и саморазрушения используется, чтобы вместо 40 лет проведенных в пустыне, получить новый человеческий материал. Материал, который будет охотиться за дикими оленями в руинах Торговых центров, чтобы сделать себе из него одежду, которая заменит рабский костюм белого воротничка. Этот материал не сдастся после первой неудачи, рад умереть и обрести свободу, обрести имя и честь, и этот материал, как бетон, лег в основу Бойцовского клуба. Кстати, хватит уже о нем.

В конце фильма главный герой убивает Тайлера-отца, а вместе и с ним и безумие-святой дух и религиозная пелена спадает. Вместо рая, простреленная щека, запуганная любимая женщина которая только страдала, армия фанатиков и разрушенная финансовая система. Такова цена за возвращение в пустыню реального. Но чего ожидать, если твоим проповедником был безумный и талантливый пропагандист, мастер слова и дела и частичка самого тебя?

 

Юрий Алексеев.