Очерк

Поганая молодёжь

Об отчимах и детях


Пока полуживые старики постят мемы со школьниками и хохочут так, что у них рвутся мышечные волокна прямых мышц живота, поганая молодёжь идёт выступать против. Рисует плакаты, берёт флаги, едет через весь город и ходит по улицам, пугая “почтенных граждан”. Последние, переговариваясь между собой, с презрением скажут: “И день и ночь по улицам шатаются толпы, а ведь могли бы водку пить”. Анонимные каналы в Телеграме тонут от саркастических заметок. Разыгравшаяся старческая энцефалопатия не даёт людям понять, что на улицу вышли те, кто через десять лет будет их защищать, спасать, лечить, строить им дома престарелых и отправлять их сыновей и дочерей в открытый космос.


Поганая молодёжь шествовала и демонстрировала себя миру без каких-либо лидеров. Оказалось, что и слащавый телеведущий федерального канала, поигрывающий своей лысиной на камеру, и король саркастического королевства в Твиттере и ЖЖ, упражняющийся в остроумии сидя дома, для них одно и то же. Они наелись.

Они орут истошно: «Кушать невозможно!»

Условный лидер протеста, задержанный в самом начале шествия, – да кто он такой? Его арест даже не стал событием. Им не знакомы имена маститых оппозиционных журналистов и политиков, которые хотели засветиться на митинге. Они пришли не за этим. Школьники и студенты пришли посмотреть друг на друга и понять, что они — будущее, что сколько бы депутат Госдумы ни прыгал на трибуне, похрюкивая в микрофон, их страна, их мир, их жизнь будет другой.

Мир отчимов боится. Ему страшно. Его приёмные дети —инопланетяне. Его приёмыши не целуют барский сапог, его мерзкие пасынки пропускают истеричные выпады. Ужас парализует, ломает изнутри, заставляет размахивать дубиной. В трансе страха и бесконечной рефлексии забывается, что выше уже не забраться, что есть моложе и лучше, что мир изменился. Советское прошлое никуда не ушло из мира отчимов. Оно, получив вызов, наоборот, почувствовало прилив сил. «Мы же знаем, как нас самих ломали? Так давайте сломаем их!»

Дело не в возрасте. Дело в непонимании, что можно жить иначе. Бьют не по паспорту, не по политическому вектору, на который всем уже давно плевать, а по самой идее. Можно по-другому.

Политики нет.

Вместо неё есть уклад, вокруг которого все вертится и достраивается по ходу действия. А поганая молодёжь хочет политики и другой уклад. И это страшно.

Начинается параллельное существование двух миров, которые не хотят видеть друг друга, у которых нет друг к другу вопросов, а есть только претензии. И судя по всему, миры не будут жить мирно.

Юрий А. Алексеев