Очерк

Репортаж с FemFest

Итак, предупреждение.

Мы сходили туда и сделали репортаж, написали два маленьких очерка и сняли двенадцатиминутный материал с интервью и интересными моментами. Можете сначала посмотреть видео, а потом почитать тексты, или наоборот. Первый автор – женщина, второй автор – мужчина. Мы напоминаем нашим читателям принципы и убеждения нашего журнала – показывать всё честно и выражать своё мнение. Короче, вот видео, вот тексты. Тексты внизу под видео.

Как я стала феминисткой

Н у вот так.

Вот уже около года слово «тёлка» режет мой слух. Это меня так выдрессировала подруга-феминистка. Помню, прошлым летом в пять утра на Пушкинской площади я честно пыталась разобраться в сексизме, а моя подруга честно пыталась мне объяснить, почему цветы на Восьмое марта – что-то плохое. Так начались мои отношения с феминизмом, коКартинки по запросу feminismторый до этого не особо меня заботил. Я называла девочек «стервами», а моя подруга обвиняла меня в мизогинии. Вместе с мальчиками я смеялась над женской глупостью, а моя подруга обрывала отношения с ними
Картинки по запросу feminism gif
В какой-то момент я почувствовала острую необходимость разобраться с феминизмом, чтобы либо с чистой совестью называть девочек «стервами», либо говорить: «не тёлка, а девушка!». В начале марта я получаю письмо на электронный ящик: «Вы только что зарегистрировались на событие Moscow FemFest».

Мы пошли на фестиваль феминисток

Впечатление от фестиваля было испорчено еще до посещения. Феминистки не смогли договориться о том, как должно проходить мероприятие, какие спикеры должны быть заявлены в программе и о каких вещах стоит разговаривать. Скандал вышел публичным, кто-то критично замечал «как это по-женски, одни обиделись на других за то, что их не позвали». На сайте «Радио Свобода» Любава Малышева выдвинула организаторам фестиваля целый список претензий. Многих представителей фем-сообщества не пригласили или пригласили на определенных условиях, мужчины не должны были подниматься на сцену и говорить о феминизме. Прошли мимо веган-феминизма, пригласили главного редактора «Wonderzine», которая учит аудиторию тому, «как подороже продать своё тело», публикуя при этом «псевдофеминистские тексты». Еще остались недовольны тем, что «Особенное место в программе фестиваля занимает брат-близнец изнасилования — алкоголь» (это про дегустацию вин), и наличию в программе лекции о попытке заставить женщин забыть об унижении и насилии, женском футболе. Я лихорадочно пыталась уследить за происходящим и занять какую-либо позицию. 

Организаторы, в свою очередь, ответили, что FemFest – это авторский проект, темы феминизма не приватизированы, и последовательно ответили на все претензии несогласных. Получилось так, что еще не успела я посетить фестиваль и разобраться в феминизме, как его растащили на кусочки, стороны, «правильный» и «неправильный», «слишком гламурный», «политизированный», «монетизированный». Флаг сестринства уронили, растоптали и позабыли на поле боя. 

Мне стало интересно

Я девушка, и я не могу не разделять борьбу за гендерное равноправие. Но я (к ужасу представительниц феминизма) не вижу того, с чем надо бороться, что и вызывало во мне некоторое непонимание. За пониманием я и пришла на «первый масштабный фестиваль о феминизме и уникальности каждого, независимо от пола».

Я задавалась вопросом: для чего сюда пришли люди? Основная часть слушателей уже так или иначе признали ценности феминизма, соответственно, люди пришли за дополнительной информацией или же для того, чтобы получить поддержку своих взглядов.Картинки по запросу королева виктория

Я просмотрела программу фестиваля и выделила для себя наиболее значимые на мой взгляд лекции, которые раскроют мне глаза на проблемы гендерного неравенства — это лекции о сексизме и насилии. Их оказалось не так много. Например, Наталья Малышева, кандидат психологических наук и участница Московской феминистской группы в течение 25 минут отвечала на вопрос «Какие формы сексизм принимает сегодня?». Лекция действительно была содержательна. Малышева говорила о разделении женщин на «хороших» и «плохих». Мужчины, по ее мнению, уважают «хороших», но симпатизируют вторым: «хорошая» женщина должна быть скромной, «плохая» — привлекает противоположный пол. В целом, Наталья Малышева вполне доходчиво объяснила, что такое «сексизм» и как он проявляется. Я не могла не согласиться с ней: дискриминация женщин по половому признаку – это плохо. С этим я и не могла никогда поспорить.

Но ощущала я себя как пятиклассник на уроке истории по Великой Отечественной войне: мне на доске рисуют число погибших — число, которое ничего для меня лично не значит. Да, оно большое, но я пятиклассница, в голове которой это просто семизначное число, нарисованное мелом на школьной доске. Я сижу и считаю минуты до перемены, потому что Вторая Мировая война у меня в голове полностью никогда не поместится. И только когда мой дед-ветеран покажет медали, расскажет о войне, когда эта война коснется моего сердца, только тогда я примерно пойму, о чем речь. 

Лекции о женском футболе, о том, почему мужчины не носят юбки и о том, как делать блог о сексе в России – ни о чем не заставили меня задуматься. Лекции о феминизме, сексизме и насилии – почему-то так и не задели за живое. Кажется, роль этого фестиваля в том, что он вынес феминизм на повестку дня, о нем услышали и узнали еще большее количество людей.

Я не знаю, каким должен быть феминизм

Я не знаю, почему у феминисток столько болевых точек. Есть я и мои приятные, умные друзья. И мы живем в некотором безопасном от сексизма вакууме: мы не сталкивались с оправданием насильника, не сталкивались с разницей в оплате труда и стеклянным потолком, мы не сталкивались с объективацией, и, слава Богу, мне не о чем было написать под хэштегом #янебоюсьсказать. Мне приятно, когда мальчики дарят цветы, открывают передо мной двери и забирают тяжелые штуки. И да, я неодобрительно отношусь (относилась?) к «легкодоступным девушкам».

Картинки по запросу женщина на войне

Возможно, другой девушке достаточно просто рассказать о том, что такое сексизм и гендерное неравноправие для того, чтобы она стала феминисткой. Я же покинула фестиваль с легкостью на сердце. А через несколько дней услышала, как люди оправдывают насильников, как говорят: «сама спровоцировала – сама виновата» и «мужчины отличаются от женщин тем, что у первых есть мозг».

Я слышала о слатшейме в обществе, но я не встречала таких установок. И вот передо мной люди, живые и настоящие, мужчины и женщины, они говорят то, что действительно думают. Я слушала их и незаметно для себя наконец принимала этот нашумевший и не дававший мне покоя феминизм. Для этого мне хватило 15-минутной дискуссии.

Нино З. Джгаркава

ДАЛЬШЕ ЕСТЬ ЕЩЁ ТЕКСТ!

Что я думаю про феминизм

И я мужчина.


З а век с небольшим феминизм прошел путь от рабочих демонстраций до третьей волны и статуса образа мышления. В определённом смысле сегодня движение за права женщин похоже на светский вариант христианства, созревший до остановившегося в развитии, но овладевающего умами людей состояния в более сжатые сроки. Христианство стало религией бедных и угнетаемых, пришедших к власти, но не пришедших к теоретическому консенсусу людей. В той же Византии при соборах спорили, ругались, обвиняли друг друга в ереси, догматы всё множились, разночтения вели к новым культам, и так далее.

Параллели очевидны, если посмотреть на то, к чему пришел феминизм сегодня: для человека со стороны это абсолютно неизвестная идеология, разговоры о которой с разными представителями движения вводят непосвященного в когнитивный диссонанс. И на фоне этого разлада различия между оттенками феминизма начинают резать глаза, особенно в области отношения к патриархату. На самом деле, феминизм одержал важные победы, ещё тогда, под предводительством Клары Цеткин.

Но сегодня движение застопорилось, ищутся новые враги, феминизм стремительно кренится влево, вплоть до вот этой постыдной установки, обращенной к самим женщинам, что если они не на одном борту со всеми, то они уж точно под флагами вражеских кораблей. Иначе, видимо, не может и быть, когда для радикальных ревнительниц веры началась война с реальностью. Ведь у неё патриархальное лицо, и проблемы все тоже от патриархата. Иногда это приводит к меметичным по степени абсурда ситуациям, когда на одном митинге будут и за права женщин агитировать, и ислам полюбить попросят. Никто, конечно, не спорит, что мужчины часто становятся виновниками насилия, но не стоит забывать, что навязываемые обществом гендерные роли для мужчин тоже ставят достаточно узкие рамки для большинства из них, но об этом уже никому практически говорить неинтересно.

С мужчинами вообще неинтересно говорить. Для радикальных феминисток представители привилегированного класса сами по себе являются угнетателями, по причине банальной принадлежности к классу, такой вот аромат левизны. И доносить какие-то идеи, общаться, наводить мосты — все пустое, отвечать на насилие следует в ветхозаветном стиле, за глаз. Оно, кстати, вполне оправдано, ведь направлено против угнетателей, поэтому и не может быть никакого обратного сексизма и прочих вещей. Иначе говоря, симметричный ответ в воображаемой плоскости. Трагедия нашего времени в том, что сегодня идентифицировать себя снова можно через принадлежность к той или иной группе, консервируясь на закрытых площадках и навевая сладкие мысли о новом апартеиде сейф-спейсов. И вся эта идеологическая каша заставляет искренне радоваться тому, как прошел FemFest (и недоумевать, почему движение за равенство прав нельзя назвать эквализмом).

Невозможно словами заставить другого человека почувствовать себя изнасилованным и принять позицию пострадавшего от насилия. И поэтому любая резкая агитация против насильников и бытовых тиранов рискует провалиться. Целиком занявшее umwelt (восприятие) одного человека, может пройти совершенно незамеченным в жизни другого. FemFest выполнил другую, достаточно важную миссию.Картинки по запросу feminism

Он ознакомил людей с культурой, для кого-то необычной и новой. Это уже какое-то начало конструктивного диалога, который, безусловно, очень нужен, особенно людям, которые хотят достигать целей вместе. А диалог действительно необходим: сейчас собираются пересматривать список запрещенных для женщин профессий, разница в заработной плате между мужчинами и женщинами есть, и с этим надо что-то делать, ну и редкого юношу не напрягает похлопывание по плечу со словами «ты же боец», всё оттуда. И это все реальные проблемы более важные, нежели новое представление о том, что дарить цветы на 8 марта — плохо. А пока каждый в «борьбе за равные права» волен выбирать сам, на каком слове ставить ударение. Посмотрим, как получится в следующий раз.

Jeronim Calavera

Вот такой вот материал.