Очерк

Новое Старое Божество

Есть такая распространённая слабость людская – путать что прошло, а что нет. К примеру, есть люди, которые всё ещё думают, что «Одноклассники» всё ещё полноценная социальная сеть или что уже никто не играет джаз. Ничего страшного в таких мыслях, конечно, нет. Есть риск неудобных ситуация в общении, и восприятие (культуры) получается сильно ограниченным, но небо на голову от этого не упадёт.

Иначе выходит, когда за прошедшее принимается что-то большое, из того масштаба, что определяет судьбы и умы. Такое чревато как минимум сильным разочарованием. Например, когда-то думали, что мир уже окончательно избавлен от тиранов, эпидемий и войн. И тираны, и эпидемии, и войны никуда не делись. В отдельные мрачные моменты полагали, что уже не будет ни великих изобретений, ни шедевров искусства. Изобретают, творят, может всё-таки на Марс в ближайшие лет 30 долетим. Ничего из крупных деталей в картине мира не поменялось.

Но в одном можно быть уверенным – прогрессивное западное человечество уже отошло от былой пламенной религиозности. Конечно, вера как таковая никуда не исчезла, но ведь она явно не вызывает прежних чувств у публики. Любой порядочный человек мыслит свободно и независимо, не подчиняясь каким-либо догмам. Правильно же?

Вот представьте такой сценарий: в современном мире опять появляется огромная, зажигающая сердца и души Идея. Начинают говорить, что в ней ответы на все беды человечества, цель, к которой должен стремиться весь мир. В ней прекрасные слова, вдохновляющие на благородные поступки и веру в лучшее. Для удобства даже создаётся документ со списком запрещённого и разрешённого. Эти «заповеди» так трогают души многих, что их вывешивают повсюду, вместе с речами «пророков», поясняющими и восхваляющими Идею. В конце концов, появляется Церковь — наднациональная организация с огромными ресурсами, следящая за сохранением и распространением Идеи и имеющая представительства практически повсюду. Вообразить такое не особенно сложно — это уже вполне себе реальность.

Та часть Запада, что отошла от традиционного христианства, уже пришла к новой Идее. И отличия между ними не такие уж существенная. Эта новая Идея — права человека. И дело даже не в общем гуманизме и высокой морали, в старом и в новом, а в общей организации.

Пройдёмся по атрибутам. Со Священным Писанием всё достаточно просто. Ветхий Завет – Декларация 1789 г., Новый Завет – Декларация 1948 г1. Первая несколько жёстче и ограниченней в плане свобод, ибо время тяжёлое было, и выступает скорее в роли предыстории, определяя основные темы и вообще сеттинг. Вторая же как раз содержит доработанные до конца заповеди и аргументы в их пользу. И, само собой, обе они вызывают многочисленные споры в толкованиях. «Что именно значит подставить другую щёку? Что именно значит свобода передвижения?» и всё подобное. Разве что теперь о смыслах спорят не только схоласты, но каждый желающий.

Разумеется, есть у новой религии пророки и святые. Одни пишут послания к свободным британцам, сражающимся французам и прочим, другие обличают пороки нечестивых тиранических режимов, а третьи проповедуют свои мечты на ступенях Мемориала Линкольна. «Новые верующие» скрупулёзно анализируют и постоянно цитируют их слова, выносят их портреты на марши и почитают за величайших из людей.

Церковь же у нового христианства немного отличается от классической модели, в первую очередь – отсутствием единой иерархии. ООН, Совет Европы, Amnesty International и прочие ордены, защищающие истинную веру человеческие права, связаны, но не подчиняются ни друг другу, ни какой-либо третьей стороне. Пан Ги Муна, конечно, можно считать Папой, но очень относительно.

Но в остальном всё очень даже сходится. В местах, где все уже приняли авторитет, Церковь, или «священники» в деловых костюмах и с синими значками, следит за соблюдением заповедей и общим благочестием. В менее просвещённых регионах они становятся миссионерами, размахивая всё теми же Заветами на публичных выступлениях или в Интернете, иногда сталкиваясь с гневным сопротивлением местных «язычников», которые иногда и офисы церкви сжигают. И, конечно же, кардиналы обращают внимание правителей на нарушение заповедей и ереси, требуя немедленного прекращения преступлений против всеблагого.

Посудите сами: какая мысль нынче более авторитетна и популярна, чем мысль, что каждый должен быть свободен и обеспечен правами? Без неё уже нигде не обойтись. В искусстве либо превозносят её красоту и вообще величие, либо печально рассказывают о её тяжёлом пути к умам и сердцам. Особенно популярны истории об её мучениках, вроде Нельсона Манделы или канонизированной пока не во всех церквях Надежды Толоконниковой. Разумеется, есть у неё и свои фарисеи, Понтии Пилаты и прочие легендарные враги – преимущественно в мундирах и с разными формами усов.

Политики не особенно в неё верят, но пользуются её популярностью и чуть что – сразу говорят о «заповедях» и их толкованиях. Есть даже свой спор об инвеституре: должны ли свободы охраняться международными организациями — Церковью или местными правительствами2?

Даже учёные недовольно ворчат, но признают её власть. Теперь медицину методами старого доброго викторианского времени так просто не поизучаешь. А если кто-то и идёт наперекор – то многим рискует. Вспомните хотя бы скандалы по поводу исследований когнитивных способностей у представителей разных рас. Не одобряют верующие цивилизованные люди такого.

Можно затронуть и более утончённо-возвышенный уровень – мышление. По каким критериям любой относительно развитый человек оценивает новости? На основе чего сегодняшний демократичных взглядов человек судит о политике, о новостях, о людях в целом? Он оценивает их с позиции «заповедей» и общего движения к Царству Господнему лучшему свободному человечеству. Прямо как порядочный христианин оценивает окружающее через призму Писания.

Есть скептики, которые обращают внимание на редкость реальных результатов ООН и правозащитных результатов, не верящие, что общечеловеческие свободы отойдут от бумаги дальше, чем сегодня. Но на своей заре христианство и вовсе было уделом маргиналов и отбросов, которые буквально прятались по катакомбам и молились там же3.

Само собой, на самом деле отождествлять права человека и религию неправильно и всё это просто штука. Но в каждой штуке, как говорят в народе, есть доля progressive.

1 Это та самая которая сейчас действует

2 См. историю про офис защитников прав в Грозном

3 Например: https://ru.wikipedia.org/wiki/Катакомбы_Святого_Себастьяна

Вадим Загоренко