Эссе

Вязовые прутья фашизма

Культурологическое сочинение о духе италийского фашизма

 

О причинах популярности фашизма, как в двадцатых, во время его зарождения, так и сейчас, преимущественно в молодежной и интеллектуальной среде, говорят много. На феномен можно взглянуть с разных точек зрения, левых, правых, экономических, политологических. Но политологу – политологово, а канонеру – канонерово. Поэтому мы взглянем на итальянский фашизм как на явление социальное и культурное. На философию фашизма, абсолютно уникальную и затрагивающую те струны в человеческой душе, которые не додумался до этого затронуть ни один политик.

Как и всякая социально-политическая концепция, фашизм состоит из действия и мысли. Начнем мы с фашисткой мысли, пожалуй, ибо для них мысль была первична, являясь той внутренней силой, что порождала действие.

А для того, что бы понять фашистскую мысль нужно понять на кого она была направлена. На молодежь. Это было шоком для итальянских левых на протяжении полувека. Гнездом реакции стали университеты. Фашистскую идеологию исповедовали не мелкие буржуа и землевладельцы-фермеры, а наиболее юные, активные, движущие силы общества. Фашистское движение стало движением юных.

Говорят, все дело в реваншизме и чувстве обделенности. Кинули, кинули Италию союзники. Зря солдаты лили кровь, зря возвращались калеками. Зря денно и нощно ждали их матери и жены. Дело в реваншизме, да. Но не в реваншизме воевавших, а в реваншизме не заставших войны. Помните, как пел Высоцкий в своей «Балладе о детстве»?

Все — от нас до почти годовалых

Толковищу вели до кровянки,

А в подвалах и полуподвалах

Ребятишкам хотелось под танки.

Не досталось им даже по пуле,

В ремеслухе живи не тужи.

Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули —

Из напильников сделать ножи

Не успело повоевать поколение, вознёсшее Муссолини на вершину власти. А хотело, ох как хотело! Воспитание в духе национального и милитаристского пафоса дало о себе знать. Молодежь мечтала о подвиге. И Муссолини был готов его дать. Дать вместо обывательщины жизнь-приключение. Справедливую, героическую борьбу. В одиночестве, против всего мира. Этакий байронический герой в политике, государство Чайльд-Гарольд. Маршировавшие на Рим черные колонны хотели не социальной революции. Они хотели революции духа. Фашизм ставил себя не как идеологию, а как истину, увенчавшую собой развитие человеческой мысли.

Фашизм убедил идущих за ним людей, что лишь их воля является решающим и определяющим фактором. Что лишь их воля способна воздействовать на мир, созидать и разрушать. И несмотря на свою, безусловно, тоталитарную концепцию, в философском плане фашистское государство отталкивалось от человека, росло из человека. Ведь, в сущности, все законы, на которых строится и основывается государство, это законы человеческой жизни. Государство лишь воплощение идеи человека, научной ли или социально-политической. Фашистское государство воплотило в себе веру.

Фашистский мир видит реальность лишь отражением мира духовного. И в духовном мире происходит основная борьба. Покажется странным, но фашисты вовсе не отрицали свободу. Но они подходили к ней исключительно с гегельянских позиций: подлинная свобода достигается лишь в добровольном единстве индивида с нацией. Самоограничение, жертвы в пользу своего долга и предназначения – вот что завершало идеальный фашистский образ мудреца и война. Оторванного же от нации, от общности, индивида, свобода неуклонно влекла в поток эгоистической жизни и минутных, гедонистических наслаждений, будь то алкоголь, наркотики или случайный секс. Да и разве не подхватывали высказывание Спинозы о свободе, как осознанной необходимости, либеральные философы и вожди? Фашизм можно назвать тоталитарным движением, но нельзя сказать, что фашисты отрицали свободу. Она у них просто была своя. С униформой, парадами и добровольным ограничением своих желаний и потребностей. Именно в ограничении, в аскезе фашисты видели основу духовного бытия и основную человеческую ценность.

А для чего нужна эта аскеза? Что бы подготовить человека к борьбе. Причем к борьбе на всех уровнях, даже самых низовых. В превозмогании трудностей. Из маленькой lotta каждого человека складывается большая una lotta accanita, которую ведет вся нация. Венец борьбы – культура и труд (художник равен землепашцу по своей ценности). Сим человек создает собственный мир, неважно — политический ли, или же интеллектуальный. Но самым важным фашистские интеллектуалы считали создать мир моральный, который и должен был обеспечить городу и миру долгие века процветания.

Пропаганда здесь велась тонко. Нужно не накачать человека пропагандой, а воспитать его так, чтобы он сам, осознанно пришел к фашизму. Отсюда важность этических вопросов в фашистском понимании жизни. В мире нет ничего, что не подлежало бы моральной оценке и не имело бы моральной ценности. Жизнь должна быть суровой, серьезной, наполненной борьбой и Богом.

Идеи пророков консерватизма – Берка и де Местра также повлияли на интеллектуальную фашистскую традицию. Речь, разумеется, о социальных группах и институтах. Проводниках общей воли множества индивидов, их составляющих.

Так все-таки, свобода или тоталитаризм? Сложно сказать. Фашизм — это не белое и черное. Поэтому мы можем остановиться на том, что он тоталитарен по форме, но содержит в сути своей идею свободы.

А о сути фашизма как идеологии можно сказать две вещи, одна из которых частично противоречит другой. Философия фашизма иррациональна. Она работает на эмоциях людей. Да, с помощью ярких лозунгов работали и другие, большевики, например. Но «заводы – рабочим, земля – крестьянам» — это конкретные обещания благ. Иди за нами, говорит Ленин, и получишь причитающееся. Давит на инстинкты, но на инстинкты рациональные. Победят большевики – будет мне хорошо. Фашизм взывал к другому. К духу авантюры, к пассионарности. Иди за нами, говорит Муссолини, и ты превратишь свою жизнь в древний эпос.

“Сложение реакционных идей с революционными чувствами дает в результате фашистский тип личности”, – говорил и попадал в точку марксист Вильгельм Райх. Фашизм – наиболее радикальная и непримиримая грань консервативной революции. Стоящая, однако, особняком, ввиду иррациональности своей философской системы, но преследующая ту же цель возрождения извечных основ бытия.

Фашизм взывал не к разуму человека, а к его глубинным духовным и моральным принципам. Вырвись из замкнутого круга буржуазной жизни! Пойди навстречу тому, о чем ты читал в детстве в книгах. Навстречу к приключению. Навстречу борьбе. Это оживший эпос, где больше всего ценятся сила и храбрость. Это восхищает и пугает одновременно. Вы знаете куда выложена дорога благими намерениями. Но это не останавливает новых молодых интеллектуалов, ни тем более молодых пролетариев, готовых пройти новым Маршем на Рим. Boia chi molla! Подлец тот, кто бежит.

Дмитрий Д. Плотников