Очерк

Скандинавские боги (часть 2)

Продолжение исчерпывающего материала о популярной политеистической мифологии

Согласно введению к «Саге об Инглингах» (Круг Земной), Асы пришли с земель, располагающихся межу Танаисом (Танаквисль или Дон) и границами современного Казахстана. В этом регионе было два государства, одно из которых – Жилище Ванов, а другое – Жилище Асов. Судя по данным источника, Страна Ванов, народа, промышлявшего колдовством и сельским хозяйством, находилась у устья реки Танаис, которое впадало в Черное Море – местность, которую можно идентифицировать как Ростовскую область (Ростов-на-Дону). Жилище Асов со столицей в городе Асгард располагалось восточнее, там, где сейчас, как уже было упомянуто, находится Казахстан.

В данном письменном источнике особый интерес вызывают описание истории взаимоотношений двух племен, а также объяснение политической системы Страны Асов, о которой говорится следующее: «Правителем там был тот, кто звался Одином. Там было большое капище. По древнему обычаю в нем было двенадцать верховных жрецов. Они должны были совершать жертвоприношения и судить народ. Они назывались диями, или владыками. Все люди должны были им служить и их почитать».

Сходство с предыдущим текстом на лицо. В данном контексте, как я уже говорил, это не столь важно, насколько может показаться, поскольку сага – это не плод фантазии автора и не пример древнескандинавской художественной литературы. Факт присутствия синкретической правды заставляет относится к прочитанному более серьезно, чем к «просто сказкам».

Река Танаис (Дон) в древнескандинавском королевстве «Воронежская область»

В тексте №2 Один предстает пред нами в образе верховного вождя, первым среди 12 равных правителей, каковым в предыдущем тексте являлся конунг Приам. Воины почитали его и взывали к нему в преддверии битвы, он считался самой надежной опорой, способной принести своим подданным невиданную удачу. Фактор «удачливости» немаловажен в древнескандинавской культуре.

Поскольку Один был великим воином, он подолгу пропадал в походах, и в его отсутствие державой правили его братья Ве и Вили. После долгого отсутствия вождя, Асы отчаялись и посчитали его погибшим.

По древнему брачному обычаю, левирату, присущему древним народам на стадии патриархально-родового строя, братья правителя Асгарда повторно женились на его жене Фригг. Описываемый обычай является классическим примером юридически легитимизированного коллективного брака, показывающего два важных казуса – жена члена рода N остается ее частью, несмотря на вдовство. Что же касается юридической подоплеки, то жена, также как и имущество умершего, переходили по наследству ближайшим родственникам, в данном случае двум старшим братьям.

Неизвестно, сколько отсутствовал Один и что за это время успело произойти – источник крайне немногословен в описании этой ситуации. Тем не менее, Один возвращается в родные края, и «он тогда вернул свою жену».

Поскольку нет данных, позволяющих определить приблизительные временные рамки описываемых событий (Как наличие Трои в тексте пролога к Младшей Эдде), то восстановить хронологию этих самых событий не является возможным. Посему источник, повествующий о племени Асов, имеет достаточно рванную хронологическую структуру, представляющую собой примитивную систему «Произошло событие N, потом N2, после – N3».

Глава IV, в которой речь идет о противостоянии племен Асов и Ванов, идет вслед за возвращением вождя – что произошло в период между двумя указанными событиями и сколько времени прошло остается неизвестным. Более того, встает вопрос о важности пространственно-временного аспекта.

О войне Асов и Ванов из «Круга Земного» мы узнаем лишь самые общие и поверхностные подробности. Известно, что войну развязал Один, однако одержать вверх он не смог, и война велась длительное время. От разорения и беспрестанного кровопролития страдали все, в результате чего был объявлен мир и произведен обмен заложниками. Заложничество, как институты кровной мести и ранее упомянутого близкородственного замужества – неотъемлемый атрибут времен существования родовых общин (и позднее). Заложничество могло быть как инструментом поддержания лояльности покоренных племен (через удержание в заложниках родственников вождя), так и гарантией нерушимости заключенного договора, когда на добровольной основе совершался обмен соплеменниками. Залогодержатели были обязаны предоставить «гостям» должное почтение и всё самое необходимое.

«Ваны дали своих лучших людей, Ньёрда Богатого и сына его Фрейра, Асы же дали в обмен того, кто звался Хёниром, и сказали, что из него будет хороший вождь. Он был большого роста и очень красив. Вместе с ним Асы послали того, кто звался Мимиром, очень мудрого человека, а Ваны дали в обмен мудрейшего среди них. Его звали Квасир». В приведенном отрывке текста интересна классификация заложников: Обмен «лучшими людьми» и «мудрейшими средь рода своего».

Оказалось, что Асы решили перехитрить своих соседей. Хёнира, как только он прибыл в Жилище Ванов, сделали вождем, при этом не упоминается, каким вождём, верховным или одним из N-го количества: в источнике почти ничего не говорится о системе власти в племени Ванов. Великан Мимир всему учил молодого (или старого) вождя, а на тингах и сходах Хёнир не принимал никаких решений, не посоветовавшись с Мимиром, говоря: «пусть другие решают».

Ваны заподозрили Асов в обмане, схватили великана, отрубили ему голову и послали ее Асам. Один же «натер ее травами, предотвращающими гниение, и произнес над ней заклинание, и придал ей такую силу, что она говорила с ним и открывала ему многие тайны».

В мифологии разных народов отрубленная головы, содержащая в себе мудрость прожитых и виденных дней, фигурирует достаточно часто. Голова – символ символов. Отсеченная голова своего или чужого героя, зарытая в землю у ворот крепости способствовала её нерушимости. Голова – хранилище воинских навыков, отваги и мудрости того, кому она раньше принадлежала.

Говорящая голова – знак высшего промысла, небесной мудрости, пророчества, Солнца, плодородия, бури, ветра, бессмертной души. Жрецы могли обращаться к закопанным в землю головам убитых врагов за советом, что, в сущности, являлось отзвуком культа предков. Таковы, в частности, в своих обычаях были древние кельты, верившие, что в отделенной от туловища голове может сохраниться жизнь.

Одно из преданий гласит, что когда древние римляне, укрепляя фундамент храма Юпитера на Капитолийском холме, случайно выкопали из земли огромный человеческий череп, то прорицатели-авгуры объявили, что эта находка — пророчество о грядущем величии Рима, которому предназначено стать «Главой Света» (лат. «Caput mundi»).

В анализируемом эпизоде с головой Мимира вряд ли идет речь о голове как о символе плодородия, однако Мимир, помимо того, что он великан, в качестве мудрейшего «человека» некоторое время пробыл в стране Ванов и мог многое рассказать о ней Одину.

Древнескандинавская канонерка (драккар) в иллюстрации К. Черепанова

Также в четвертой главе пролога рассказывается об отличии традиций двух племен. В стране Ванов был разрешен брак между близкими родственниками – заложник Ванов Ньёрд Богатый был женат на своей сестре. В племени Асов главенствовал заперт на подобные браки, и, по всей видимости, чтобы получить от Одина титул жреца, Ньёрд был вынужден отказаться от своего брака. Тем более в источнике не указывается, позволили ли Ньёрду взять с собой свою жену в Страну Асов. Тем не менее, пленники Асов заняли достаточно высокое положение в своем новом доме: «Один сделал Ньёрда и Фрейра жрецами, и они были диями у Асов. Фрейя была дочерью Ньёрда. Она была жрица. Она первая научила Асов колдовать, как было принято у Ванов».

В пятой главе пролога снова появляются географические указания, которые помогают определить время и место разворачивающихся событий, указанных в источнике. Горный хребет, тянущийся с севера-востока на юго-запад, который отделяет Великую Швецию от других стран – по мнению специалистов не что иное, как Уральский горный хребет.

Касательно Швеции существует любопытный момент. В самом начале пролога к «Кругу Земному» фигурирует два наименования: Северная Швеция и Великая Швеция. Первое название подразумевает под собой земли, располагающиеся в Скандинавии. Второе — отсылает к Скифии в силу своей созвучности. В Северной Швеции царят морозы, когда в Великом Свитьоде (Великой Швеции/Скифии) властвует зной. К сожалению, отождествление скандинавов со скифами, а Скандинавии со Скифией лишь простое созвучие, которое ошибочно воспринималось автором как своего рода преемственность.

Один, великий конунг Асов, был правителем во многих землях, в том числе и в Стране Турок. Будучи провидцем и колдуном, Один знал, что его потомки будут населять северную окраину мира, посему он собрал людей и дийев и отправился на север, по пути навестив Гардарики (древнескандинавское название Руси) и Страну Саксов, которую он подчинил и оставил во правление своим сыновьям. Асгардом в то время правили братья Одина Ве и Вилли.

6efa4727134b

Примерное расселение германцев в начале нашей эры

Покорив Страну Саксов, Один отправляется на север к морю, где поселился на острове, который получил название «Остров Одина» (Современное Оденсе, город на острове Фюн, Дания). Далее идет мифологический сюжет об обретении острова Селунд (Зеландия): Гевюн (Одно из имен и «функций» Фрейи, богини Ванов) получила от конунга Швеции Гюльви в дар за занимательные речи столько земли, сколько можно вспахать на 4 быках за одни сутки. Гевьюн превратила в быков своих сыновей, рожденных от великана, и они провели такую глубокую борозду, что отрезали от Швеции большой кусок земли, названный Гевьюн островом Селунд. На месте же этой земли образовалось озеро Меларен, а прорытый канал стал проливом Эресунд. На этом острове впоследствии будет находиться столица датских конунгов Хлейдр (современное Лайре).

В результате обретения Селунда, первым датским конунгом становится сын Одина Скьёльд. Он женится на Гевьюн и остается править в Хлейдре.

«А Один, узнав, что на востоке у Гюльви есть хорошие земли, отправился туда, и они с Гюльви кончили дело миром, так как тот рассудил, что ему не совладать с Асами. Один и Асы много раз состязались с Гюльви в разных хитростях и мороченьях, и Асы всегда брали верх. Один поселился у озера Лёг, там, где теперь называется Старые Сигтуны, построил там большое капище и совершал в нем жертвоприношения по обычаю Асов. Все земли, которыми он там завладел, он назвал Сигтунами. Он поселил там и жрецов».

В последующих главах Снорри Стурлуссон более подробно раскрывает Одина как персонажа, рассказывая нам о его божественных способностях, а также о всех тех ремеслах и навыках, которым он научил местное население.

Любимое место работы викингов, ирландский монастырь

По словам Снорри, Асы принесли в Скандинавию искусство поэзии и невиданное ранее искусство войны, которое подкреплялось магическими способностями Одина, который мог изменять своё обличие, ввергать врагов в хтонический ужас и ослеплять. Более того, Один мог общаться с мертвецами, из-за чего он стал покровителем мертвых. Сыновья вождя Асов правили Северной страной: «Ньёрд жил (правил) в Ноатуне, Фрейр – в Уппсале, Хеймдалль – в Химинбьёрге, Тор – в Трудванге, а Бальдр – в Брейдаблике. Всем им Один дал хорошие жилища».

Скьёльд стал родоначальником династии датских конунгов, Фрейр-Ингви – шведских, а Сэминг – конунгов норвежских, к нему возводит свой род Ярл Хакон Могучий.

Недруги страшились Одина, а друзья его верили в него, поклоняясь ему и двенадцати жрецам, словно богам. Помимо законов, новых погребальных обрядов и налогов, Асы в том числе ввели институт жречества. Верховным жрецом был Один. Он не только был обязан защищать своих людей, но и приносить жертвы богам: в начале зимы за урожайный год, в середине зимы за весеннее прорастание, а летом – за победу.

Удивительно, что Один, не являвшийся Богом, всё-таки приносил жертвы неким своим Богам, о которых в источнике, к сожалению, ничего не сказано. Возможно, имеются в виду неперсонифицированные высшие силы, которые были общими как для Ванов и Асов, так и для племен, населявших полуостров.

Идея Вальгаллы тесно связана с нововведенным обрядом сожжения трупов, который, как говорит Снорри в начале книги «Круг Земной», появился в Скандинавии раньше, чем обряд трупоположения – в XII-XII вв. до нашей эры. Практика захоронения в курганах появилась в Скандинавии во второй половине I тысячелетия до н. э., но стала распространенной только с начала нашей эры, прежде всего в Дании. В тексте источника дается общая концепция религиозных обрядов погребения, введенных Одином:

«Он (Один – К.П.) постановил, что всех умерших надо сжигать на костре вместе с их имуществом. Он сказал, что каждый должен прийти в Вальхаллу с тем добром, которое было с ним на костре, и пользоваться тем, что он сам закопал в землю. А пепел надо бросать в море или зарывать в землю, а в память о знатных людях надо насыпать курган, а по всем стоящим людям надо ставить надгробный камень… Люди верили тогда, что, чем выше дым от погребального костра подымается в воздух, тем выше в небе будет тот, кто сжигается, и он будет тем богаче там, чем больше добра сгорит с ним».

Один умер от болезни в Швеции, перед смертью будучи помеченным острием копья. Таким образом он присвоил себе всех умерших от оружия. Верховный конунг был сожжен, и после него Швецией стал править Ньёрд Богатый из Ноатуна.

Открытыми остаются два вопроса: существует ли разница между Вальгаллой до и после смерти Одина, и являются ли Вальгалла и Асгард – Жилище Богов – одним и тем же местом?

«Вальгалла» Эмиля Доплера

Grand Finale

Оба текста представляют с собой повествование эвгемеристического толка о происхождении богов и их появлении в Скандинавии. Пролог «Круга Земного» куда более насыщен описаниями географических локаций, племенных традиций упоминаемых племен. Учитывая то, что текст прологов «Круга Земного» и «Младшей Эдды» Снорри Стурлуссона является христианским переосмыслением древних мифов и легенд, первый источник, в отличие от второго, изобилует всевозможными мифологическими, сказочными сюжетами и деталями. В «Младшей Эдде» также фигурируют мифологические существа, такие как драконы и великаны.

Однако драконы и великаны – допустимые элементы повествования в христианской семиотике, так как дракон – олицетворения дьявола, а великан – типа Гренделя в Беовульфе – потомок братоубийцы Каина, существо, проклятое носить на себе метку убийцы, олицетворения первородного зла. Чего, однако, не скажешь о говорящих головах, разумных воронах, бракосочетаниях с великанами, быках-исполинах и т.д.

Чем обоснована разная концентрация мифологических сюжетов в двух текстах – сказать сложно. Наличие колдовства, которым владел Один и его приспешники, кажется еще более странным: автор ведет генеалогию скандинавских конунгов (датских, норвежских и шведских), живших до и после момента написания книги, от людей, которые владели колдовством, общались с мертвыми и, по сути, были оборотнями. Колдовство достаточно часто фигурирует в скандинавских сагах, а католическая церковь никогда не отрицала наличие колдовства, как факта: «Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых…» — (Книга Второзаконие 18:10-12)

С другой стороны, и для скандинавских католиков было нормальным возводить свой род к богам скандинавского пантеона, как это, например, в своей родословной в «Книге об Исландцах» сделал священник из Стадра Ари Мудрый.

Тем не менее, обилие мифологизмов в «Круге Земном» компенсируется прохристианскими мотивами в прологе «Младшей Эдды», который начинается со слов:

«Всемогущий Господь вначале создал небо и землю, и все, что к ним относится, а последними он создал двух человек, Адама и Еву, от которых пошли все народы».

Таким образом Снорри, избегая острых моментов, крепко привязывает Скандинавию к новому общему христианскому контексту, тем самым легитимируя и возвеличивая происхождение североевропейских династий конунгов.

В двух источниках описано покорение Одином Страны Саксов. Не совсем ясно, какие исторические события могли быть отражены в этом эпизоде, однако можно предположить, что если всё-таки были племена, которые переселились из Малой Азии или из низовий Дона на крайний север, то они наверняка столкнулись с племенами, которые жили на территории будущего Саксонского королевства, языческое население которого долго сопротивлялось подчинению и христианизации со стороны Карла Великого.

Еще один общий сюжет, а точнее персонаж, фигурирующий в рассматриваемых текстах – Конунг Швеции Гюльви, который правил до прихода Одина. Кем он был?

Имя Гюльви встречается в поэзии скальдов с Х в. Как одно из имен «морских конунгов» в кеннингах (разновидность метафоры, характерная для скальдической поэзии) моря. Возможно, что Гюльви вовсе не человек, а морской великан, однако, это лишь предположение.

В чем же причина столь разной стилистики и содержания сюжетов о происхождении и появлении в Скандинавии героев и людей, которых приняли за богов? Что изменилось спустя пять лет после написания «Круга Земного» и что стало причиной возникновения нового отличающегося эвгемеристического мотива? Узнаем. Наверное.

Кирилл Пашков